Поиск

Крест как бунтарство — 15.03.2018

Это Евангелие всегда читается на Крестопоклонную и напоминает нам о той цене, которая даётся — Господу Крест, и нам крест. И часто это Евангелие и это зачало превращается в такое какое-то противоположное его значение. Часто говорят о том, что “отвергнись себя, возьми крест свой и за Мной иди” означает согласиться со своей долей: как навьюченный ишак, навьючить на себя ещё больше и тащить, тащить, по жизни тащить. Но не таков был Христос, иначе Он, будучи сыном плотника, так бы и плотничал до конца жизни, надеясь получить какой-нибудь большой заказ от пилатова двора, чтобы заработать какие-то небольшие деньги, чтобы потратить на пельмени.

Христос был другим, и поэтому призывал к бунту. Я уже говорил об этом, что когда Христос говорит “возьми крест свой”, то крест, конечно, ассоциировался с разбойничеством, бунтарством, даже с тем самым восстанием Спартака и распятыми шестью тысячами вдоль Аппиевой дороги. Всё это было призывом к какому-то радикальному пересмотру себя. Но для нас сегодня это звучит как “отвергнись себя!”, и кажется, что мы что-то большое такое отвергаем. А на самом деле, что мы отвергаем, если отвергаем себя? Набор предрассудков, старые привычки. Отвергни себя, то есть отвергни какие-то свои забобоны и иди вперёд. А вот с этим и большая проблема, потому что мы обычно хотим, чтобы, прежде чем мы сделаем шаг вперёд, нам чётко обрисовали, а ради чего мы должны отказываться от чего-либо, от себя, например. То есть “отвергнись себя и вслед за Мной иди” вызывает вопрос: “а что мне с этого будет?” Вот Пётр когда-то, не будучи в состоянии идти за Христом, то есть отвергнуть себя просто вслепую, сказал: “Господи, вот мы всё оставили. Что нам с этого будет?” Но если мы точно знаем, что отвергшись себя, мы обретём что-то большее, это одно и то же, это получается, как в притче про человека, который разрушил старые житницы и построил новые. То есть он был решительный в разрушении старых житниц, потому что он знал, что он делает, и ради чего он разрушает.

И мы готовы разрушить свой дом, в котором сегодня живём, если знаем, что за это разрушение нам дадут трехэтажную виллу. Мы такие, знаете, готовые, что аж смешно. А готов ли человек поломать ручку шариковую, которая в его кармане, ради того, что будет в кармане у другого? Уже нет. Потому что мелкий пошёл нынче христианин, он не готов отвергнуться даже от шариковой ручки во имя того, во имя чего он не знает, чем всё закончится. Во имя чего? И нам нужно вот это обновление, готовность к тому, чтобы быть другими, чтобы узнавать больше, чтобы куда-то двигаться, чтобы быть свободными от себя вчерашних. Вот к чему призывает Христос. К какому-то пересмотру своего статуса, своего самомнения. И если мы таковы, то мы готовы будем что-то сделать такое, что мы не обязаны были бы делать, и никогда не делали. Что-то такое, совершенно новое для нас, которое не является суммой предыдущих состояний, предыдущих обязанностей. Вот кто такой христианин.

Христианин — не тот, кто точно знает, что идти за Христом выгоднее, чем за каким-нибудь другим человеком. А тот, кто полюбил Христа и понял, что его состояние теперешнее — в любом случае это суета сует, и он идёт за Христом, не зная, куда Тот идёт, и не зная, чем это всё закончится. Вот кто такой христианин, и вот кто такие почитатели Креста Господня. Не те, кто думают, что крест приносит удачу, а те, кто говорит: Крест — это как раз неизвестность, что это было, — радость Господа или печаль Господа, фиаско Его или прославление Его. Мы не знаем и не должны знать. Только тогда мы будем христианами, только тогда мы будем готовы меняться, только тогда мы будем готовы уступить в споре или даже победить в споре. Только тогда человек будет вечно молодым, зелёным, готовым к смерти. И если он умирает, он готов к Богу, потому что Бог — это то, к чему нельзя приготовиться.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x