Поиск

О Фоме — 01.05.2022

Антипасха — это Пасха для тех, кто стал пасхальным немного позже, для тех, кто опоздал. И сегодня воспоминается апостол Фома, который уверился в Воскресении Христовом чуть позже. И я вот задаю этот вопрос, который для меня важнее, чем то, показал Христос раны или нет, вопрос: а кем был Фома до того, как он уверился? Ведь он вроде как с апостолами, а вроде как не поверил. Он был из учеников и считал себя таковым, но не верил в Воскресение Христово. Но, тем не менее, пришёл к другим апостолам вместе с ними. Почему же его не было в прошлый раз, в день Воскресения? Потому что он не боялся иудеев. Сказано было: собраны «страха ради Иудейска», а он, видимо, не боялся иудеев, не был с апостолами в это воскресенье и пропустил богоявление.

И вот эту дистанцию он решил наверстать, и он сказал: «Если я не увижу того, о чём вы говорите, то вы, конечно, говорите, но я всё равно не поверю». Он попросил не больше, чем другим было дано. Это всё равно что ребёнок, который увидел мороженое в чужих руках и говорит: «Я хочу тоже такое». Почему им дано, а мне вот не дано? Я тоже так хочу. И здесь чадолюбивый отец может, конечно, купить ему мороженое, а может показать ему, что в мире бывает так, что у одного есть, а у другого нет. Какой был бы поступок правильный? Никакой, потому что если он скажет ребёнку: «Понимаешь, иногда бывает так, что ты ничем не хуже, но тебе мороженого не будет. Никогда», тогда ребенок скажет: «Ты меня не любишь». А если купишь мороженое, он подумает, что мир так устроен, что раз у другого есть мороженое, то и у тебя должно быть, а это неправда. Это неправда. И тут Христос как всегда, так сказать, выкручивается, потому что — что же сказать Фоме? Он же пришёл, чтобы увериться. И конечно же, с этой точки зрения, Христос как бы лукавит, Он показывает ему то, чего у Него нет и есть в одном и том же смысле, в одном и том же отношении. Есть ли у Христа раны? Вроде есть. Но когда Он шёл с путешественниками в Эммаус, не было, и когда Он явился Марии Магдалине, опять же не было ран. То есть у Него эти раны так же есть, как и нет. Но пойди-ка объясни Фоме: «У меня раны так же есть, как и нет». Нет, Фома хочет увериться так, как он задумал.

Фома не был худший апостол. Как-то он сказал: «Пойдём и мы с Ним умрём», когда решался вопрос, идти ли Христу в Иерусалим. И в Евангелии от Иоанна он ещё задаёт вопрос: «Господи, а куда Ты идёшь?» Когда у всех недоставало духа, все делали вид, что они понимают, о чём Он говорит, Фома сказал: «Мы не понимаем, о чём Ты говоришь, куда Ты идёшь». Ну и Христос ему тогда ответил, что вы за Мной сейчас не можете идти, и так далее.

И вот самые большие преграды, которые есть у нас, которые почти непреодолимы, — это те преграды, которые мы сами себе нарисовали. Фома себе придумал преграду, и он бы её не пересёк. Он сам себе так поставил: пока я не вложу, пока не увижу, — это он сам придумал. И в этом Евангелии Христос поступает так, что «даёт мороженое». А когда мы не можем пересечь преграду, у нас тоже есть выбор: или остаться травмированными, или стать мудрее. Можно ходить всю жизнь и говорить: «Эх, мне не дали». А можно сказать, что я стал мудрее, я понимаю, что иногда дают, а иногда — нет. Мир устроен так сложно, что нельзя объяснить, положено ребёнку мороженое или нет. Иногда положено, а его просто нет, и всё. Это невозможно объяснить в каких-то вот таких детских рассказах. И Фома призывается к тому, чтобы быть умнее, чтобы понимать, что Воскресение Христово — это не то, в чём можно быть уверенным всегда, и нужно быть в этом уверенным. Это не тот вопрос, когда ты вот вложил руку в рёбра, и уже всё, — это не тот вопрос. Но Христос поступает так, словно думает, что это такой вопрос.

И тем самым, как в этой дилемме: купить мороженое ребёнку или не купить, — в любом случае, ты поступишь неправильно, потому что в этом случае все остальные христиане типа нас говорят: «А как же мы? Мы тоже пальцы приготовили вкладывать». И у нас та же дилемма — или мы пересечём этот барьер, или мы станем мудрее и скажем: «Не важно, что я там себе придумал, важно то, что есть вещи, которые иначе нужно принимать». Вот, допустим, продают за углом шарики надувные или не продают? Мы это проверим. А есть вещи, которые иначе нужно принимать.

Христово Воскресение дóлжно принимать так, как Христос говорит: «Блаженны невидевшие и уверовавшие». Это не о том, что человек вообще ничего не видит, и должен верить каждому встречному-поперечному, а о том, что здесь есть сложность. Ты уверился? Молодец! Но лучше бы не уверился. Ты не сомневаешься теперь? Молодец! Но лучше бы ты сомневался. Что это за вопрос, в котором лучше бы сомневаться? Тем более, если это так. Он воскрес, и говорит: «Я-то воскрес, но лучше бы, чтобы ты в этом сомневался. Лучше бы, чтобы ты верил, не видя». Это другой статус веры. Правильно? Когда мы верим и видим, мы уже не верим, мы просто видим. А в том-то и дело, что есть некоторое полагание, в котором ты чувствуешь этот риск, ты знаешь, что это ты так решил, ты подвинул тот забор, который сам себе придумал.

И вот на этом пути нас встречает Антипасха, то есть другая Пасха, взрослая Пасха. Пасха для детей — когда мы стопроцентно верим, видим, «вау, мы победили!» — это хорошо. Но прошла неделя, и это Пасха для взрослых. Мы говорим: «Да, Христос воскрес», но мы не можем в этом увериться. Христос воскрес, но это никак не доказуемо, Христос воскрес, но это немыслимо и даже бессмысленно, потому что если мы сейчас попытаемся придумать смысл, то его у нас тоже не найдётся. «Победил смерть», «разрушил дьявола», ещё что-то. Это всё — «говорите и вы». Митра вообще, вон, из камня вышел, какие могут быть сомнения. Мы полагаемся в другую ситуацию, это взрослое Воскресение. Воскресение, когда все уже сыты, пасочки съедены и яйца тоже, алкоголя осталось немного. В этой ситуации надо подумать чуть глубже, и тогда мы уже вместе с Фомой по-серьёзному скажем: «Господь мой и Бог мой».

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x