Поиск

Нарушить священное (О расслабленном) — 02.05.2018

Сегодня Неделя о расслабленном. И повествование о расслабленном на самом деле очень и очень глубокое, ну и по-пасхальному весёлое. Само повествование строится не на том, что Христос сделал очередное чудо – исцелил очередного больного, а на том, что тут рассматривается преступление: Христос нарушил субботу, расслабленный нарушил субботу. И почему он был расслабленный, почему он 38 лет лежал и не мог двинуться? Не успевал. Бог, наверное, для прикола устроил такие весёлые ска‌чки. Каждый год приходил ангел, мутил воду, и кто быстрее из этих несчастных добежит, тот и исцелялся. И по результатам 38-летней олимпиады этот человек так и остался лежать.

Меня это всегда возмущало, а сегодня – нет. Потому что я догадался! Суть дела в чём? Суть дела в том, что вот этот расслабленный, который лежал, он был по-настоящему хороший человек, он был иудей, он был полностью завязан на социальных предустановках, он чтил субботу, чтил этих ангелов, которые раз в год прилетали. Он почему-то не имел к ним ни малейших претензий, а только соглашался с тем, что только раз в год и только по их команде он имеет право исцелиться. В общем, он был почитатель священного.

А Христос как бы выхватывает его из этой социальной сети, Он его вырывает из этой паутины, в которой тот оказался, и говорит: «Если хочешь, ты можешь исцелиться, не надо ждать ангела, ты можешь сейчас это получить, в субботу. Встань, возьми одр твой и ходи!» И Христос его исцеляет. Он встаёт, берёт одр, то есть он начинает дерзить, он выходит из подчинения священному. Если мы расслаблены и хотим чего-то большего, нежели почитания святыни, которая делает нас недвижимыми, делает нас жалкими и ожидающими чего-то свыше, то мы должны нарушить субботу. Что такое суббота? Это священное для иудеев! Если мы хотим духовно вырасти, нужно быть еретиком, нужно нарушить священное, и если мы думаем, не нарушая священное, быть христианами – мы не можем быть христианами!

Вот человек лежит 38 лет – и в чём он виноват? В том, что он слушает ангела, который приходит и говорит: «А теперь, господа‌, кто готовился: На старт! Внимание! Марш!» – И он бежит. Расслабленный. Но пока он слезает, уже кто-то другой из расслабленных добегает или докатывается, может быть, языком себе помогает. Так вот, если мы не поймем ситуацию: хотите духовно вырасти, нарушьте священное, – и тогда мы можем духовно вырасти; не хотите – будете лежать и жаловаться на то, что “мы не успеваем”, “мы не можем”, “нам некогда”, “мы ж не монахи”, “мы ж не преподобные», и ещё тысячи прекрасных и точных отговорок.

И это зачало выстроено так, что сам евангелист интересуется не столько исцелённым, а именно этим преступлением. И написано, что после этого случая сначала фарисеи донимали самого исцелённого, и он сдал Христа в конце концов, лишь бы от них отделаться. Фарисеи стали искать Иисуса, чтобы убить Его, потому что Он проповедует такое исцеление, такой путь, который почему-то всегда, как бы случайно, но для евангелиста это совершенно не случайно, переступает самые священные заповеди иудеев. И вот если мы не готовы переступить какую-то священную заповедь, то мы похожи на этого расслабленного, и будем ещё долго ждать, когда что-то случится, и мы успеем на общих правилах, которые выстроены специально так, чтобы мы никогда ничего не успели. Они так сложены. Или вы думаете, он случайно не добега́л в течение 38 лет?

Так оно устроено в жизни духовной и в социальной сети, что ты не можешь быть святым. Да хоть трижды ты святой, но ты не можешь назвать себя святым. И сосед, который рядом с тобой, не имеет права назвать тебя святым. Потому что не пришёл ангел и не сказал раз в столетие, что этот человек святой. Тогда мы будем ждать или не будем ждать. Или мы поговорим с Господом Христом и скажем: «Господи, тут такие расклады, что я святым не могу стать во время этой жизни, и подумать о себе не могу так. Я не могу быть праведным, я не могу другого человека назвать праведным, если он ещё жив. Что делать?» И нам Христос скажет: «А что делать? Да наплюй! Назови кого-то праведным, себя – святым. Может, ошибёшься, но не больше, чем если ты не назовёшь никого или будешь только трупов перечислять в качестве святых».

Вот это Евангелие “О расслабленном” – оно, конечно же, о нас. И, наверное, в каждом храме сегодня проводится параллель о том, что расслабленные – это мы. Но только расслабленность наша – не в лености, не в грехолюбивости, а в вере во священное, которое не даёт нашей праведности раскрыться перед Господом Христом по-настоящему.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x