Поиск

Отдание праздника Богоявления (Крещения) — 27.01.2019

Смена божественного мышления

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня у нас день отдания праздника Богоявления, то есть отдание праздника Крещения Господня. И когда мы отдаём праздник, мы с ним как бы прощаемся, выходим из него. Выходим из иорданской купели и всегда задаёмся вопросом: а что это было? Что это было для нас? Что это было для Христа? Мы чувствуем эту разницу и понимаем, что для Христа прийти на Иордан означало заявить о том, что Он решился на нечто новое. На Иордан приходили люди, погружались в воду, люди, которые хотели покончить со своими грехами, заявить о кардинальной перемене в своей жизни, что они начинают заново. Вот они погружаются в воды, словно бы рождаются заново, они омывают всю прошлость, всё, что было. И для Христа это тоже был переломный момент. Некоторые ищут в Нём грехи. Но причём здесь грехи? Просто человек начинает новый этап в жизни. Теперь Он будет вести себя иначе, теперь Он будет по-другому Себя позиционировать. До того Он был неизвестным сыном каменщика, сыном плотника, а теперь Он будет другим. Поэтому Он приходит на Иордан.

И было бы прекрасно, если бы эта традиция не была так старательно забыта. Чтобы на Крещение мы окропляли святой водой только тех, кто вышел посреди и сказал: вот с этого года я буду то-то и то-то, или просто начинаю жить по-новому. Что-то другое в своей жизни начинаю, что-то важное для меня. И глас бы был с небес: “молодец, хорошо делаешь”. А так оно что — окропили всех подряд, кто начинал, кто не начинал. А что нам менять? Мы и так хорошие, меняем просто пустую тару на полную. Вот и всё, что меняется у нас на Крещение.

Иоанн Креститель, в отличие от Христа, был строг к своим последователям. Он был строг к себе, плохо питался, плохо одевался, и других стращал, что они тоже не так всё делают. Отсюда он был очень строгим проповедником, он угрожал, что вот за мной придёт Тот, кто вас сожжёт огнём, как солому сжигают ненужную. Было бы интересно спросить, зачем нужны те, которые крестятся, если те, кто не крестятся, не нужны. Если солому омочить, что может сделать солома? Да ничего толком не сделает. Поэтому сжигать надо было уже всех.

Христос воспринимает реальность несколько иначе. Он крестится сам, сам начинает новый этап, но от других этого не требует. То есть, если они хотят начинать, Он им показывает, что это невозможно. Завтра мы будем читать зачало, где некий юноша, или как в церковнославянском — князь, то есть из знатных людей, спросил у Иисуса: “Что мне делать, чтобы жизнь вечную наследовать?” Тот ему говорит: “Заповеди соблюдай”. — “А если соблюл?” — “Тогда раздай всё имение и иди за Мной”. Тот не раздал и не пошёл. То есть Христос как бы показывает: если ты хочешь радикально всё менять, то ты не можешь этого делать, ты не можешь быть радикальным. И Христос этого и не требует. Он требует, чтобы люди научились быть с Богом без радикализма.

Быть со Христом без радикализма — означает знать, что Он Бог, но не требовать, чтобы Он что-то делал по этому поводу. Если бы вы сидели рядом с президентом, небось квартирку бы уже на 5-й минуте попросили, а машину на шестой. А вот если ничего не делать в связи с тем, что Он — Бог? Без радикализма, без религиозного фанатизма можно посидеть с Богом чай попить? Нельзя. Потому мы и не христиане. А станем христианами тогда, когда избавимся от этого. Когда мы поймём, что если Ты — Сын Божий, ну и хорошо. И всё. Пока ученики надеялись на то, что Христос наведёт порядок в Израиле, улучшит их состояние, или спасёт Себя и других спасёт — всё проваливалось. Как только была принята идея, что они во имя Его должны принимать других, просто и без лицемерия, т.е. того, чтобы не мерить людей по лицу, тогда наступило христианство.

И Крещение — это момент, когда Христос выходит из воды, и теперь Он на нас будет смотреть по-новому, теперь Он прерывает ветхозаветную риторику: будьте строги к себе, и за это вы сможете быть строгими с другими. Это неверная риторика, это человеконенавистническая риторика. Христос преломляет всё это, Он погружает всё это в воды Иордана, это всё смывается. Выходит Христос, который ничего людям не говорит, и идёт в пустыню. Он ничего от них не требует, Он готовит им речь о том, что блаженны нищие духом, блаженны плачущие, блаженны те, кто кротки. В общем, Он их любит. Он — не Иоанн Креститель, Он — противоположность Иоанну Крестителю. Поэтому, если бы диалог Христа и Иоанна Крестителя продлился немного дольше, если бы Иоанн Креститель понял, Кого он крестит, Он бы не крестил Его, конечно, потому что это совершенная противоположность тому, что он ждал. И поэтому Иоанн искренне и честно спрашивал: “А Тот ли это?”, когда уже сидел в темнице.

И вот это — праздник, это стоит отмечать. А “освятил воды” — ну что это? Ну, освятил, ну, не освятил, какая разница? Так вот, уходя из этого праздника, мы должны, знаете, как большая гора, она видна издалека, и мы на неё бросаем взгляд. И это действительно величайшее событие в истории человечества. Тотальная смена божественного мышления. Теперь Бог мыслит иначе, Он крестился, Он покаялся. И вот это стоит отметить, вернее стоило. Ну, на следующий год мы это отметим, ведь мы, как Земля вокруг Солнца, вращаемся вокруг Бога. Придет ещё Крещение, и мы это отметим.

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Янис Л.
4 месяцев назад

Спасибо. С вашей помощью «броуновское движение мыслей в голове» начало выстраиваться в последовательную цепочку.

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x