Поиск

Предпразднство Преображения Господня — 17.08.2019

Если говорить о событии Преображения Господня просто, то иногда мы говорим: “Я знаю этого человека”, а иногда говорим: “Я не знаю этого человека”. И когда мы говорим “я не знаю этого человека”, мы от него ожидаем что угодно, у него арсенал действий больше. Когда мы говорим “я знаю этого человека”, то мы его как бы сужаем. Мы говорим: “этот человек вот такой”, — хороший или плохой, или серый, или зелёный, т.е. мы его сужаем.

Апостолы не просто знали, они любили Христа. И это знание и любовь — они сужают человека. И Христос преображается, показывая, что Он может быть другим, не таким, как Его знают. И когда мы общаемся с людьми, мы должны помнить, что они могут быть и другими. Каждый из нас может быть положен в контекст, где он совершенно другой, где из него будет идти свет, где он будет вести себя иначе, где он, может, будет чувствовать себя иначе. Просто мы живём как бы в непогоду, и кто-то прикрылся зонтиком, кто-то надел тулупчик, кто-то скрутился, как бы против ветра идя. И отсюда мы все ненормальные, потому что мы живём в такой стихии — стихии идей, эмоций, событий и т.д. И нас вот так крутит и мутит. И люди, конечно же, даже хорошие люди, немножко не те, что на самом деле.

А на самом деле человек сияет. Человек преображённый — он спокоен, он даже ни к чему не стремится, он светится. И может быть, каждый из нас такой. Люди стремятся как-то выявить в себе второй потенциал, второе “я”. Пьют алкоголь, пытаются как-то справиться со своим статичным сознанием, с тем, что у нас сейчас есть. Мы не можем выйти из этого сознания, мы не можем по щелчку пальцев превратиться в других людей. Люди пытаются это устроить себе. Но алкоголь — это как ненаправленная мутация. Пьёшь и не знаешь, чем это закончится. И как правило, это заканчивается тем, что нам ещё больше не нравится то, что происходит.

И люди в таком круговороте понимают, что они беременны преображением. Что где-то внутри светящаяся личность их самих. Нас самих. Но они не знают, как её вывести, на какую гору влезть, чтобы в нас преобразился человек. И Христос не дал нам этого знания. Но Он ещё более укрепил в нас это чувство, что в нас есть свечение, и мы можем быть рядом с Тем, Кто уже сияет, Кто уже преобразился, Кто уже духовно достиг такой светлости. Светлости, которая никуда не идёт.

Там Моисей и Илья беседуют со Христом об Его исходе в Иерусалим. Но Он не беседует с ними, Он беседует с учениками, и о чём-то таком, что их не тревожит. Учеников очень тревожил поход Христа в Иерусалим. Мы помним, что Фома сказал “пойдём с Ним умрём”, Пётр сказал “не иди туда”, на что Христос ответил “иди за Мной, сатана” и т.д. Они были очень встревожены этим. И это происходит накануне шествия в Иерусалим. Но там, на горе Преображения, Пётр не думал об этом, он сказал: “Хорошо нам здесь быть”. Стало быть, Моисей и Илия как люди поддерживали тревогу, а Христос — нет. И рядом со Христом апостолы тоже не поддерживали эту тревогу.

Подлинный свет всегда не тревожен. Он не освещает тоннель, он не освещает путь, он — просто свет. И пока мы куда-то стремимся, чего-то добиваться и с помощью Божьего света что-то отколупывать в этой жизни, мы неправильно понимаем свет Божий. Пока мы думаем, что свет Фавора доказывает божество Христа, и поэтому что-то надо делать с этим, мы не поняли этого света. Свет существует сам по себе. Как в первый день творения, когда Бог сказал: “Да будет свет”, и увидел, что это хорошо. Вот просто. Ещё нет ни пальм, ни травы, ни животных — никого, кто бы видел этот свет. Свет сам по себе хорош!

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x