Поиск

Проповедь об Иоанне Крестителе — 19.07.2014

Пришли ученики Иоанновы спрашивать, когда Иоанн уже был в темнице: “Ты ли тот, которого чаем, или другого нам ждать?” Но начнём с середины, для того чтобы понять этот рассказ. Когда они уже ушли, Христос вопрошает народ: “А вы вообще чего хотите? Вот ходили вы в пустыню смотреть. А на что именно вы там хотели смотреть? Хотели видеть божьего человека, но что именно в этом божьем человеке?” Что именно мы ищем во святом? Трость ли ветром колеблемую? То есть видеть, какой он худенький, такой шаткий весь, исхудалый. Саддукеи славились тем, что они толстяки, добряки. Фарисеи были худые и злые. А вот Иоанн Креститель был ещё худее их.

Что мы хотим видеть от святого? Может хотим видеть экзотику? Знаете, необычность какая-то, какой-то святой особенный такой, экзотический, что-то эдакое может вычудить. Для тех времён экзотикой было увидеть человека в дорогих льняных одеждах. И Христос им говорит — так за экзотикой надо ходить, мы бы сейчас сказали, в зоопарк, а не по монастырям шастать за экзотикой. Он указывает на царские дворцы, говорит, что если хотите видеть изысканное, то ходите в царские дворцы, там одеваются люди в изысканные одежды. Иоанн Креститель не был одет в изысканные одежды, так почему же за ним шли? В 878 году, на 7-м Вселенском Соборе постановление, канон 16 гласил, что священник должен одеваться скромно, не надевать роскошных одежд и даже не пользоваться благовониями. Но с тех пор борьба за изыски и мягкие одежды победила постановления Собора. Но возвратимся к вопросу. Зачем в пустыню ходили вы, что ходили смотреть? И здесь любой человек, подумав немного, сказал бы, что сам текст, то, что говорил Иоанн Креститель, не особенный. В основном это тексты из пророка Исайи и немножко из пророка Малахии. Но то, как он говорит, то, с какими глазами и с какой душой он это говорит — это делает его человеком божиим, это то, что делает его отличающимся от нас. И Христос подхватывает и говорит: “Вы хотели смотреть пророка? Да, говорю вам, и больше, чем пророк”. Что означает “больше, чем пророк” для Израиля, который не знает никого больше, чем пророк. Это всё равно что нам сказать, что там где-то находится больше, чем святой, больше, чем преподобный. Ну кто это, Бог, что ли? Конечно, не Бог. А что значит «больше, чем пророк»? И Он подчёркивает ещё раз эту непонятность. Никто из рождённых женами не восставал больше Иоанна Пророка. Иоанн Пророк больше их всех, но меньший в Царствии Божием больше его. Эта путанная духовная арифметика окончательно выбивает слушателей из седла, и они уже не понимают, к чему Он клонит. Он клонит к вопросу: а что вы, собственно, хотели там видеть? Если что-то понятное, то этого не может быть.

А я вам скажу тайну, что люди действительно хотят видеть. Каждый человек, начиная с греческой мифологии и заканчивая русскими сказками, хочет поймать золотую рыбку и вытребовать у неё свои три законных желания. Найти бы такого святого, он бы нам и квартирку продать помог, жениха найти, а ещё на третье желание — ну, что-нибудь придумаем. Попросим у него эти три желания. Главное поймать эту золотую рыбку, узнать, где она ловится, в каких монастырях, записаться. Христос конечно над этим смеётся — вы хотели туда за чем-то ходить. Православный, когда ловит золотую рыбку, говорит ей: “Да будет воля твоя”, и говорит ей это не потому, что он решил мужественно отречься от своих трёх желаний прекрасных, которые у него есть. А потому что если мы поймём это зачало евангельское, мы поймём, что мы не знаем, чего нам желать. Если мы попадаем пред лице святого человека, то мы не знаем, что мы хотим видеть. А чего нам, собственно, желать? Чтобы он чудеса из рукавов сыпал, или чтобы он по небу летал, или чтобы он был сморщенный, старый и неказистый? Что мы хотим от него, мы и сами не знаем. Поэтому дальше Он говорит, что оправдали Бога те, кто крестились от Иоанна. И отвергли Бога те, кто не крестились от него. То есть креститься от Иоанна, вот мы с вами привыкли, что Иоанн — человек великий, пророк, а креститься от кого-то — это нормально. Но вообще креститься, то есть погружаться, омываться было невозможно от кого-либо. Это процедура собственная, духовно интимная. Мы же не можем позволить кому-то чистить нам зубы по утрам, мы не можем кому-то позволить совершать над нами духовно интимные процедуры. А вот люди готовы были принять крещение Иоанново, то есть смириться перед проповедью Иоанна, и сказать Иоанну: “Да будет воля твоя, святой человек, мы ничего не понимаем, что ты говоришь”.

И вот, возвращаясь к вопросу. Приходят к Иисусу ученики Иоанновы, и вот здесь они очень похожи на фарисеев. И здесь оказывается, что вся школа Иоаннова никуда не годится, что ученики Иоанновы всё ещё ходят с сачком и ловят Бога по Его признакам. Ты кто, Тот ли, которого чаем? Докажи нам, покажи нам всё, что у Тебя есть, чтобы мы поверили в Тебя. И Он говорит: так нельзя со святыми поступать. Есть момент, когда Христа грешно спрашивать. Если мы хотим быть со Христом, мы будем со Христом. Если хотим, чтобы Он вклинился в наши философские, богословские, религиоведческие параметры — это будет бесконечно. И даже зачитав цитату из 35-й, 60-й и 61-й главы Исайи, сделав компиляцию, метнув в них таким файерболом цитатным, Христос сказал: “Блажен, кто не соблазнится о Мне”. То есть эти люди, которые только что получили ещё одно свидетельство, едва ли в него поверили. Потому что это бесконечно. Бесконечные проверки. Ты ли, или другого чаем. Мы верим в Бога, а то и дело приходит к нам мысль: “а Тот ли это?”, “а правильно ли, что Христос?”, “а точно Бог есть или нет?” И в этот момент наш умишко претендует на суд. Докажи нам, Боже, мы сейчас рассудим, какими цитатами Ты можешь нам это доказать, какими свидетельствами. И курьёз всего этого зачала в том, что нищие благовествуют, хромые ходят, слепые видят, мёртвые восстают, а они всё равно не верят. Резюме: “Блажен, кто не соблазнится о Мне”. Нет в этом зачале того, чтобы ученики Иоанновы сказали: “Ух ты, точно! Мы видим, аминь, да”. Они ушли. Оставили Христа расстроенным. И Он сказал: “Что вы там вообще ходили смотреть, вы туда, и они сюда?” Одинаковые две толпы слепых, одни ходят смотреть на Иисуса, вклинивается ли Он в их понятия. А другие ходят смотреть на Иоанна, подходит ли он им под святого, годится ли. И если годится, давай, золотая рыбка, мне мои греховные три желания, мои тупые три желания, о которых, я и не знаю, что загадать: “богатство, молодость, ум” или “ум, молодость, богатство”. Не знаю, растерян. И вот Христос видит этих людей, и вопиет через века, и говорит, что если кто ищет святость, должен ум свой немножко оставить позади, чтобы, когда душа почувствует святого человека, может святую строку из Писания, может быть святой возглас из богослужения, не поднимал архивы и не проверял, а точно ли это свято. Потому что именно таков путь святости, о котором говорит Христос: “Отвергнись себе и по Мне гряди”.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x