Поиск

Проповедь после Сретения — 15.02.2014

Попразднство Сретения Господня — это дни, когда Сретение уже произошло, но всё ещё в памяти. И здесь для христиан интересным моментом является то, что мы привыкли Сретение воспринимать как встречу Симеона Богоприимца со Христом. И вот он подержал Его на руках, вот он изрёк самые добрые светлые слова, вот он держит “свет во откровение языков, и славу людей своих Израиля”. А что дальше? Дело в том, что сегодня не Сретение, сегодня дни после Сретения. И вот по христианской традиции большое недоразумение возникает именно дальше, а не во время Сретения. Дальше традиционно считается, что он как бы должен умереть, потому что он нам больше не нужен. Вот он так сказал “ныне отпущаеши раба Твоего”, что мы даже пожелали, чтобы он умер. И действительно, путь Симеона Богоприимца обрывается на этом моменте. А что же дальше было с ним? Ну не умер же он в этот же час? Прожил же он сколько-то дней, хотя бы дни попразднства. Я думаю, что сегодняшние дни, дни попразднства, это как раз дни, когда Симеон Богоприимец уже вышел из храма, уже не держит на руках Богомладенца, но ещё жив.

И вот чем он живёт? Обычно люди говорят: ну чем можно жить в этом смысле? В этом смысле можно жить радостью, что он спасён. Но об этом он не думал. Он не думал, что он спасён. Вообще он как бы не о себе радовался. Идеи какого-то вечного спасения, вечной жизни он, конечно же, не знал. Но этот человек жил тем, что видел народ спасённым. То, чего не было на самом деле, но он этого тоже ещё не знал. Он думал, что на руках держал спасение народа Израиля. Что весь народ будет спасён, как и сказано в Ветхом Завете: весь Израиль спасётся. Апостол Павел в Послании к Римлянам это обыгрывает: весь Израиль спасётся, но не весь Израиль — Израиль. Но этого Симеон не знал ещё, этих вывертов. Для него израильский народ — это как украинский народ. И не нужно придумывать, что китайцы — это подлинные украинцы просто потому, что они лучше нас. Он имел в виду народ израильский. И радовался о народе Израиля, среди которого он жил, состарился, даже прославился как почтенный человек, как благочестивый, чающий утешения Израиля.

И вот эти глаза его, смотрящие на каждого встречного израильтянина и мысленно глубоко поздравляющие его с этим спасением — эти глаза раз и навсегда утрачены после эпохи Симеона Богоприимца. Уже вскоре христиане, о которых мы читали сегодня в Евангелии, которым сказано “идите, проповедуйте всей твари”, и тут же приписка: “Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет”. Оказывается, большая часть Израиля оказалась осужденной. Это неожиданность для самих израильтян, для самих апостолов, для Симеона Богоприимца. И это то, что он не предполагал.

И если в эти дни попразднства, хотя бы в эти дни, ради этой святой души, ради Симеона Богоприимца, мы будем смотреть на людей как на спасённых, как на людей, которых мы знаем, с чем поздравить, а они не знают, с чем себя поздравить, то это и будет одарованное праздничное мировосприятие. Тогда дети Сретения — может Бог о нас скажет, что мы дети этого праздника — праздника, когда из храма выходят те, кто убеждены, что окружающие их спасены будут. То, чего не достаёт нам: мы-то уверены, что все, наоборот, скорее всего не спасутся. И как это отличается от светлого праздника Сретения Господня. Вот, почему мы быстренько хороним Симеона Богоприимца и даже не спрашиваем, куда он делся, нам он не нужен, он лишний, он слишком светлый для нас. Он думал, как и говорил, что все народы потекут и увидят свет израилев, и Израиль научит мир этому свету, поклонению Богу. И люди будут воспринимать это поклонение, и научатся у израильтян, как нужно веровать в Бога. И прославят этот народ — как народ, который научил весь мир славить и радоваться Богу. Я думаю, что чувство этого праздника, чувство этого обстоятельства, которое должно было наступить, делает этот праздник по-своему уникальным, похожим на Пасху, потому что на Пасху мы тоже говорим: никто да не изыдет тощ, никто да не останется празен, никто да не остался во аде, и так далее. То есть мы говорим о том, что надежда, Пасха, праздник относится ко всем, а не только к нам хорошим.

И вот праздник Сретения тоже относится ко всем, а не только к нам. По крайней мере, надежда наша, взгляд наш на людей, которые нас окружают, которые, может быть, и не знают, Кого Симеон встретил в храме, Кого он держал на руках, не осознают этого до конца, то они хотя бы должны встретиться с теми глазами, которые их с этим мысленно поздравляют.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x