Поиск

Свобода и заботы в христианстве (Светильник для тела есть око) — 25.06.2017

Это известная проповедь — проповедь Христа о том, чтобы мы не заботились. И в другом месте Он говорит: “Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадёт…; у вас же и волосы на голове все сочтены”. А зачем Он это говорит? Он это говорит затем, что, понятно, религию можно принять только тогда, когда у нас голова не заморочена всякими заботами. Иначе, если мы так приступим к Богу, то мы подчиним религию нашим заботам, или — ещё хуже — сделаем религию нашей заботой, будем заморачиваться на религии. Способен на веру во Христа только человек, который не обременён заботами, именно в сердце своём. И он тогда не подчинит религию христианства своим заботам.

О чём же говорит Христос, когда говорит: “Светильник для тела есть око… если же око твоё будет худо, то всё тело твоё будет темно”? Говорит Он о том же, о чём говорил и Вернер Гейзенберг в 1927 году, когда говорил о принципе неопределённости. Он говорил о том, что если мы умеем определить характеристики частицы с одной стороны, чем более точно мы определяем эти характеристики, тем менее точно мы определяем другие характеристики. Если мы захотим определить точную скорость, мы не определим пространство, и наоборот. И в этом мире, в котором мы живём, мы не можем определить, схватить всё, мы не можем принять мир как есть. Знаете, раньше была программа “Время”, и там была такая картинка на заставке: экран поделён на сто экранчиков, и на каждом экранчике какая-то мировая новость мелькает. Но мы не можем так принимать мир. Мы стоим перед выбором: чем больше мы обратим внимание на одно, тем менее способными мы окажемся заметить что-то другое в этом мире.

Бог поставил нас перед выбором, мы не можем принять мир как есть, мы его всегда принимаем однобоко. Мы должны решиться на эту однобокость. И если мы гонимся за Богом и маммоной, а тогда это была пословица, считалось, что это как за двумя зайцами погнаться, то мы не можем этого сделать. Не нужно думать, что мы сохраняем как-то объективность. Вот сейчас кто-то кого-то убивает в мире, кто-то сейчас насилует кого-то, кто-то ест. А мы ухватываем свой кусочек жизни, мы не успеваем за всеми остальными гранями.

Если в наше око, которым мы следим за миром, попадает сучец, как говорил Господь, а то и бревно, то видеть этот мир уже становится невыносимо. Мир становится для нас требующим исправления. “Если око твое светло”, тогда мир не нуждается в исправлении. Что значит “светлым оком смотреть на мир”? Это смотреть на мир, который не нуждается в твоём участии и исправлении. Ты спокойно смотришь на мир, и не нужно переживать за то, что что-то происходит в Африке, что-то происходит в Америке. Нужно спокойней отнестись к этому, вот как птицы небесные, как трава полевая.

Если мы не научимся воспринимать свой сектор мира спокойнее, то мы не научимся следовать за Христом. Потому что обременённые заботами, обременённые всякими целями и задачами люди навешивают на Христа все эти заботы, цели и задачи. И если израильтяне Его времени желали освобождения от Римской империи, то, конечно, немудрено, что и на Христа они повесили эту задачу. И только свободные души могут быть последователями Христовыми. Вот почему Христос нам говорит о том, что насколько мы можем ухватиться за одну часть жизни, настолько мы теряем другую часть жизни. Это не должно нас беспокоить.

И слава Богу, что мы сегодня здесь. И ничего, что мы упустили в этот момент все остальные спектры жизни. Мы должны насладиться тем, что сейчас есть. А многие, стоя на службе, думают о том, что будет потом. Многие, стоя на службе, думают: “эта служба может мне пригодиться в моём бизнесе”, “…в моём здоровье”, — то есть, опять же, они не здесь. Заботы выгоняют нас из храма. Бог может быть нужен только беззаботным людям. Вот почему нужно лишиться всяких забот хотя бы на время богослужения, не вешать на Бога все свои проблемы, все свои комплексы неполноценности и все свои амбиции, сказать: “Господи, вот я. Не знаю, зачем. Не знаю, чем это закончится. Но вот я стою перед Тобою, как трава полевая, которая сегодня есть, а завтра нет. Но я сегодня стою, вот сейчас. Меня не волнует то, что завтра — нет. То, что сегодня — да, — вот, что важно”. Как пела Алла Пугачева — помните песню? “Бог с ним, завтра, ведь сегодня…” Всё, что сегодня, важно. То, что сейчас, важно. Потому что если мы так не поступим, мы не можем принять даже “сейчас”, то, что происходит сейчас. И хорошо, когда человек кушает, весь поглощённый едой, как свинья, знаете, ест. Ну так он ест! А мы едим и думаем: “Вот обед скоро закончится, а мне ещё куда-то надо бежать”. Знаете, есть у Родена такая статуя, “Поцелуй” называется. Там все детали этой фигуры подчинены поцелую. Вот это целуются люди! А не смотрят на то, как их воспринимают. Если человек вовлечён в процесс, только тогда он и делает то, что делает. Если мы на службе, используйте это время для того, чтобы побыть пред Богом. И вот тогда мы исполним эту проповедь Христову о птицах и о траве. Не обязательно быть тупым, как жаворонок, и неповоротливым, как дуб. Но надо быть столь же погружённым в тот процесс, которым мы занимаемся сейчас. Иначе мы не познаем ни один процесс, который существует в нашей жизни.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x