Поиск

Усекновение главы Иоанна Предтечи — 11.09.2022

В православной традиции принято в этот день, невзирая на то, что воскресенье, или это понедельник, или вторник, всё равно устанавливать строгий пост, не есть ничего круглого, квадратного, треугольного, ромбикообразного и так далее. Главное, ничего не перепутать, потому что надо строго в этот день себя вести. Но усекновение главы Иоанна Предтечи, по премудрости Божией, оказалось, так сказать, плодотворным и принесло большую пользу Церкви, потому что мы с вами знаем три обретения главы Иоанна Предтечи. Первое обретение главы буквально через 300-320 лет. По Преданию, вредная Иродиада голову Иоанна Предтечи бросила отдельно, в нечистые места. Но впоследствии, через триста примерно лет, святая Елена нашла её, и эта глава стала достоянием ариан, поэтому она куда-то опять пропала. Второе обретение главы Иоанна Предтечи было ещё чуть позже, а затем в 842-м году при патриархе Игнатии, которому было видение, и он откопал, и точно — там глава Иоанна Предтечи. И в 850-м году на месте обретения главы Иоанна Предтечи появился монастырь, но потом опять глава была утрачена, утеряна. И уже с самого начала 13-го века православные празднуют третичное обретение главы Иоанна, но на этот раз не просто одной головы, а очень многих голов Иоанна Предтечи. Так, например, Студийский Предтеченский монастырь говорит, что у них голова Иоанна Предтечи, а румынский скит Продром говорит, что у них. Голова Иоанна Предтечи находится с 13-го века во Франции, с 8-го века в Риме, с 18-го века на Афоне, в Дамаске тоже находится, в Антиохии и даже в Армянской апостольской церкви в Нагорном Карабахе вы тоже можете увидеть главу Иоанна Предтечи. И таким образом, семя, посеянное в одно место, вырастает, так сказать, в многоголового Иоанна. Я вчера прочитал статью на эту тему, и там пишется уже так корректно — “частица”, но если вы посмотрите, то лобная часть есть у всех. То есть, опять же, с частицей здесь не пройдёт. Но речь не о том. Иоанн Креститель сам по себе привлекателен.

Мы сегодня помним проповедь Иоанна Предтечи, которая донесена до нас словами евангельскими. Он говорил: “Покайтесь. Измените сердца ваши”. И он верил в то, что люди могут покаяться и стать лучше. Эта вера очень странная. Как говорил ныне покойный замечательный Илья Кормильцев, многие люди прагматичны, и они мечтают о том, что может осуществиться. Они мечтают о чём-то очень реальном, очень близком. И он говорил:
«Я знаю тех, кто дождётся, и тех, кто, не дождавшись, умрёт.
Но и с теми и с другими одинаково скучно идти.
Я люблю тебя за то, что твоё ожидание ждёт
Того, что никогда не сможет произойти…»
Мы с вами слишком прагматичны для того, чтобы любить человека за его фантазии, за то, что он ждёт того, что никогда не сможет произойти. И этот великий пророк велик был тем, что его пророчество не сбылось. Не пришёл тот, кто пожигал всех людей как солому, не лежала секира при корне дерев, ничего не было из того, что он говорил. Но мы его любим за то, что его ожидание ждёт того, что никогда не сможет произойти. Он верил в то, что людей можно исправить, они могут быть лучше. И я думаю, что мы стали лучше, мы сегодня стали настолько добрыми, что даже его проповедь, проповедь самого Иоанна Крестителя по отношению к грешникам, кажется нам жестковатой.

Сегодня, когда мы смотрим на богатство нашего Предания, мы находим там и очень ригористичного, принципиального, бесстрашного пророка Иоанна, но одновременно находим и доброго, сердобольного Серафима Саровского, Тихона Задонского, находим письма Феофана Затворника, написанные частным лицам, очень добрые. И нам не нужно решать, кто из них прав. Мы скажем, что да, есть люди, которые и сегодня нуждаются в проповеди Иоанна Крестителя. Вскормленные им, они будут жить и бороться за то, что никогда не сможет произойти: за чистоту православия, за стройные ряды хороших епископов, за настоящих священников, за то, чтобы никто не впадал никогда в ересь. Эти люди очень похожи на Иоанна Крестителя. И сегодня мы можем поститься, потому что мы чтим память пророка, мучника, и сегодня мы можем не поститься, потому что чтим воскресный день. Есть постановление Вселенского Собора, что в воскресенье поститься нельзя.

Поэтому, ощущая настолько широкую, богатую палитру, поместим в своё сердце и Иоанна Крестителя с его выжигающей проповедью, и проповедников, которые говорят о любви Божией, которая растекается по всей вселенной. Я думаю, что в этот день те, кто будут поститься, должны спокойно себя чувствовать рядом с теми, кто не постится, и наоборот. И тогда мы скажем, что Иоанн Креститель не просто живёт в отдельной вселенной, в отдельном пространстве, — он живёт вместе с нами, он принят нами. И это начало того Царствия Небесного, о котором проповедовал не Иоанн Креститель, а проповедовал Господь наш Иисус Христос.

ПОСЛЕ ОТПУСТА

Конечно, мы не можем разделить Иоанна и его главу, сколько бы их не было. Мы можем только всмотреться в его лицо. И это тот, который сказал на Иордане: “Се, Агнец Божий”, — указывая на Иисуса Христа. И, конечно же, это неправда. Потому что если бы он понимал, что это есть Агнец Божий, он бы пошёл за Ним. Но он не пошёл, и никто, кроме двоих учеников, не пошёл за Ним. Иоанн по-прежнему крестил, и как мы читаем в 3-й главе от Иоанна, даже ученики соперничали. Ученики Иоанновы говорили Иоанну: “Смотри, ученики Иисусовы крестят больше, чем ты”. Если бы Иоанн действительно убедился в том, что Этот есть Мессия, разве он не оставил бы всё и не пошёл бы вслед за Христом? Он и все ученики его пошли бы вслед за Христом. Но Христос был не очевиден. У Христа и Иоанна были разные вселенные, в которых они существовали.

Иоанн очень любил свою страну, очень любил Израиль, он хотел спасения своему народу. И каждый раз, когда человек любит свою страну, он презирает часть её населения. Каждый раз, когда человек любит свою церковь, он презирает часть церкви. Поэтому когда вы будете любить свою страну, помните, что из-за вашей любви вы будете презирать часть населения. Если мы хотим любить свою страну, то нужно из этого орлиного полёта под перистыми облаками спуститься на землю. Любите не страну, а свою парадную. Любите поломанную беседочку и непокрашенный забор. И тогда вам не придётся никого проклинать, как это делал Иоанн, который любил свою страну.

И вот великий человек, пророк нам говорит: не идите за мной, иначе, если вы будете любить такую большую абстракцию, как Израиль, вы будете каждый день посылать кого-то в геенну огненную, каждый день кому-то угрожать. А вы любите того, кто рядом, дальше не надо. Иоанн как орёл, парил где-то там высоко-высоко, и его не интересовали судьбы маленьких людей. Он мыслил в масштабах страны. А Христос любил маленьких людей, и он не мыслил в масштабах страны. И мы, когда наведём фокус или спустимся на более простые величины, если мы хотим сказать: “Я очень почитаю свою страну”, — ну так купите хлеба нищему, сделайте асфальтовую дорожку, ведущую в ваш двор, более комфортной. Видите белочку? У нас там есть белочка возле дома. Ей уже сделали кормушку. Видите собаку? Сделайте ей будку, вынесите ей часть своего ужина. И вам не придётся никого проклинать, вам не придётся изводиться пеной на тех, кто этого не делает.

И такова линия Иоанна, которая разошлась с линией Христа. Поэтому Иоанн — не пророк Иисуса Христа, а антагонист. Он тот, кто говорит ровно наоборот, но из тех же благих побуждений. И в нашей православной церкви всегда было и есть вот это раздвоение. Одни из самых лучших побуждений стараются сместить пятую колонну, предателей в рясах, и так далее и тому подобное. Другие из тех же лучших побуждений пытаются проникнуться взглядом на тех, кто совершенно рядом, на тех, кто такие же самые. Может быть, они не знают догматики, может быть, они не в курсе, кто такой Иоанн Креститель, и кто такие мандеи, и почему Иоанн Креститель потом уже, находясь даже в тюрьме, спрашивал: “Ты тот или не тот?” Конечно, не тот! Не тот. И Христос ему ответил: “А что Я ещё могу сделать, чтобы ты понял, что Я тот? Вон уже мёртвые воскресают, больные, парализованные исцеляются. Что ещё нужно сделать?” Но этого мало. Потому что нужно думать об Израиле, о спасении народа. А Христос об этом не думал ни секунды. Он всегда думал о какой-то кровоточивой, сухорукой, о расслабленном, об учениках своих неразумных, о Никодиме, ещё о ком-то. Он никогда не думал о стране. И поэтому люди, которые думали о стране и о безопасности страны, Его и распяли.

И я думаю, что эти два пути, хотя и расходятся, но они всё равно помещаются во вселенной, где есть почитание Бога. То есть можно почитать Бога, как это делал Иоанн, проклиная половину человечества, и это нормально. Просто, знаете, масштаб другой. Вот вы, когда протираете тарелку, чтобы она была чистая, убиваете микробы. А если бы вы не протёрли тарелку, микробам было бы хорошо. Но, с другой стороны, тарелка была бы грязная. Вот как вы выберете, какой масштаб лучше: чистая тарелка или красивые микробы, ликующие, благодарящие вас, устроившие храм имени непротёртости и чего-то там такого? Это не противоречие на самом деле, это просто разная оптика. И Иоанн — это последний представитель старой оптики, старого мировосприятия. Он всё ещё мыслит народами, мыслит идеологически, а Христос мыслит антропологически. То есть мыслит “от человека”. Он смотрит на Никодима, говорит: “Ну, старец, ты даёшь. Тебе, получается, надо всё заново начинать, тебе именно”. А юноше отвечает: “Ты юноша, конечно, хороший, и даже Я тебя люблю, но тебе придётся или всё раздать, или отойти в скорби”. И каждому Он говорит что-то своё, потому что Он спустился на уровень глаз человека, Он не смотрит поверх голов. И вот здесь Иоанн Креститель и Христос расходятся в разные стороны. Это проповедники разных миров практически. И только то, что Бог превыше всех миров, как говорил апостол Павел: “Бог есть во веки веков”, — то есть Бог есть над эонами эонов. В “во веки веков” век — имелся в виду целый временной континуум, пространственный. Эон — это не совсем век, в смысле — сто лет. Вот то, что Бог над всеми, а значит и над миром Иоанна, в котором он ратует за чистоту религии и пастырски, так сказать, обличает: “Порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева?”

И в этот день, когда мы то ли празднуем, то ли скорбим о том, что Иоанну Крестителю отрубили голову, мы должны понимать, что пора менять оптику. И если мы смотрим, что в политическом плане то, что Иоанну отрубили голову, было несправедливо, это было жестоко, то в плане индивидуальном, может быть, судьба Иоанна Крестителя обогатилась. И он встретил Господа Бога таким, как Бог его видит, а не таким, как видит Бога Иоанн. И вот в этот день, когда мы ничего круглого, квадратного и ромбикообразного не едим, мы можем всё это, наоборот, съесть, понимая, что всё зависит не от того, какой оно формы и какого содержания, а от того, как мы на это смотрим. Как мы смотрим на это поедание. Как мы смотрим на это событие, что танцует Соломия. Не помню, прот. Геннадий Фаст или кто-то говорил проповедь, что, вы знаете, рассматривая каждого в отдельности, — никто не виноват. И эта девочка, ну танцует, ну что она хочет? Она танцует. В её жизни, может быть, это самая высокая сцена. Это всё равно, что нам выступать и победить в чемпионате мира, это очень важно. Для Иродиады Иоанн был дискредитирующим компонентом, он же ругал её постоянно. А может быть, она своего Антипочку-то любила, а кто знает, может и любила? Мы ж не знаем, мы рады обесчестить всё: “нету там любви”. А может там была любовь? Знаете, как раньше заключали браки? Чисто как бизнес, как капитал с капиталом. А вдруг там любовь случилась? А Иоанн как раз размышляет не в категориях любви, а в категориях закона, говорит: “Так не положено, поэтому мне безразличны ваши чувства, я хочу видеть, чтобы исполнялся закон”. А она ему говорит: “Дурак ты, дурак. Может быть, мы любим друг друга”. И поэтому для неё это тоже был своего рода не столько реванш, сколько избавление от скорби. Для бедного Ирода, который не знал уже, куда рулить, он должен был как-то решать вопрос, который не решался. И вот он его решил. Ну естественно, пророк Иоанн оставался пророком до конца, и никогда не сошёл со своей линии. В этой шахматной партии все фигуры прекрасны, а сыграна она как-то не очень. Поэтому, если мы будем смотреть в лицо каждого человека, мы его скорее полюбим, чем ту ситуацию, в которой он находится.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x