Поиск

Успение и пробуждение — 29.08.2021

Праздник Успения — это праздник нашего перехода, и мы движемся к нему так или иначе. И на иконе Успения этот момент, когда Бог берёт душу на руки, и нам хочется отречься от этой иконы и сказать: “Это Он её берет и к ней пришёл, потому что она святая”. Но правильнее было бы сказать, что Он к каждой душе так приходит, и каждую душу берёт на руки.

И что там остаётся от нас, когда мы умираем? Прекращаются наши какие-то первичные психические операции, прекращается наша адаптация к социальной среде. Прекращается настолько многое, что нам сложнее сказать, а что же собственно остаётся. Мы как спички горим, светим, даём тепло друг другу. А потом как спички, знаете, как их немного крутит, когда они сгорают. Нам нужен какой-то художник-постмодернист, который бы взял эту спичку сгоревшую, перекрученную, и сказал бы: “Вот это шедевр, настоящее произведение искусства!”, — и собирал бы их — сгоревшие, неинтересные спички. Как старый нумизмат, может быть, который откопал какую-нибудь наполовину изъеденную жизнью копеечку 15-го века и дорожит ею, и ценит её. Что от нас останется после нашей смерти? Наверное, вот эта маленькая заржавевшая копеечка, у которой, не знаю даже, сколько там написано. Где тот нумизмат, который нас подберёт и скажет: “Это драгоценность, это то, что я искал давно”?

И вот Христос похож на этого человека, на очень странного, который собирает огрызки человека и говорит: “Вот это оно! Он уже не катается на велосипеде, не сочиняет стихов и не отжимается от пола. Но это — вот это оно самое!” Мы так не можем, поэтому когда рисуем послежизние, там человек ещё больше сочиняет, наверное, стихов, ещё больше соображает, он — ещё больше человек.

И вот так, наверное, приходит Христос к каждой душе. Потому что если у нас есть икона Воскресения, что Христос воскресает, и мы надеемся, что ничего, что мы грешны, Христос же воскрес, значит и мы воскреснем. Поэтому ничего, что мы грешны, надеясь на то, что и за нашей душой придёт Господь, и её Он возьмёт на руки. И мы будем как анимешные, знаете, такие глазастые иконки, будем клыпать, клыпать перед Ним и только учиться понимать, что начинает происходить.

Таинство Успения — это не таинство успения, а таинство просыпания, потому что на иконе, где тело уснуло, — душа проснулась. Только там не хватает вот этих клыпающих глазок, которые олицетворяют собой пробуждение души для нового мира. И сколько бы мы к нему не готовились — это, знаете, как институт и производство. Сколько бы ты ни учил, на работе всё равно придётся учить заново. Я думаю, что в духовной жизни примерно то же самое. Хотя мы ценим тех, кто идёт впереди нас.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x