Поиск

Вернуться к основанию мысли — 11.08.2019

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Насыщение пяти тысяч — известный случай. Случай, который должен был бы остаться неизвестным, незамеченным. Это то чудо, которое Христос пожелал сделать втайне, чтобы Его не посчитали выгодным, чтобы Его не посчитали Тем, Кто даёт хлебы бесплатно. В Евангелии от Матфея есть сюжет, который выявляет это чудо как незамеченное, когда апостолы думают о том, что не взяли хлеб, а Христос им говорит: «Разве вы не помните, что три тысячи Я накормил тремя хлебами, а пять тысяч — пятью хлебами? Разве вы не поняли этого?» И судя по Евангелию от Матфея, они этого не поняли. Но судя по Евангелию от Иоанна, это поняли все. Потому что Евангелие от Иоанна писалось позже, и это уже ответ на какую-то проповедь самого Евангелия.

Поэтому, когда чудо Христа о насыщении пяти тысяч, которое должны были не заметить, представлено как чудо, чтобы его заметили — то это пошлость. И евангелист Иоанн обыграл это в 6-й главе своего Евангелия, где говорит устами Христа: «Вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились» (Ин.6:26), — то есть впечатление, что все заметили это чудо, и, более того, сделали ложный вывод. Тот самый вывод, которого не хотел Христос в Евангелии от Матфея. Он прятал это чудо. А люди как всегда — скушали хлебы, скушали рыбки и как бы сказали: «Ну что там дальше? Что Ты нам хотел рассказывать?»

А что дальше? Только что было чудо. Чудо осталось позади. Надо смотреть назад, а не вперёд. Мы постоянно устремлены вперёд, и поэтому не замечаем чудес, мы буквально их съедаем. Если мы будем правильно мыслить, то увидим, что Господь до сих пор делает столько чудес, которые мы поглощаем, пропускаем и говорим: «Господи, ну что Ты там нам хочешь сказать?» Настоящий путь мысли — это путь обратный. Додумать мысль по-настоящему — это вернуться к её истокам, а не думать дальше, дальше, дальше.

И вот самое главное в вопросе о Боге — это не то, что следует из тезиса А после тезиса Б. А то, зачем я вообще об этом думаю, что побуждает меня думать о Боге. Вот сидят богословы и спорят между собой, и спорят, и анафематствуют друг друга. А Христос как магнит, Тот, Кто посредине, Кто обеспечивает им ситуацию высказывания. То есть они говорят, потому что Он есть. И если бы они вернулись к своей мысли, они бы не спорили об окончании мысли, они бы сошлись в её основании.

Основание нашего мышления о Боге есть Бог, потому что мы дети Божии. Потому мы и мыслим о Боге, спорим о Боге. Мы спорим о вечности. Начало каждой мысли, которая не сводится к выживанию и размножению, которая таит в себе ядро добра, когда человек хочет подарить добро своему городу, своей нации, вселенной, в которой он живёт, — это уже не совсем вопрос выживания. Это вопрос о Боге. И он начат, его основанием является Бог.

Итак, почему люди пошли за Христом? Потому что они — дети Божии. А то, что они поняли, — это всё ерунда, они уже и забыли об этом. Да евангелисты и не записывали, о чём Христос говорил, что они приняли из того, что Он сказал. Это не важно. Важно то, что они пошли за Ним. Важно то, что начало их намерений — Его слушать — показывает самое главное значение: что мы дети Божии.

И мы спешим в храмы Божии, спешим на Причастие. Мы спешим успеть за жизнью. Кто-то сегодня смотрит сериалы, думает, что в его жизни чего-то не хватает. И он смотрит в сериале: там всё есть, там главный герой делает то, чего он не делает. Кто-то смотрит картинную галерею, насыщая свою душу теми эмоциями, красотой и грацией, которых в его жизни не хватает. Это желание догнать жизнь. Но её догнать невозможно. Надо оглянуться и подумать, почему ты считаешь, что ты её не догнал, что тебя тревожит? Т.е. вернуться мыслью назад. Если мы напишем слово “мысль” на доске, то надо стрелку писать не вперёд (как бы она идёт вперед) — настоящая мысль возвращается назад, к своим истокам. И если мысль поняла, почему она существует, то эта мысль правильная.

И тогда мы поймём, что надо не начинать с того, что мы христиане, и вот мы недостойны, и мы только в начале пути, и мы проделали свой какой-то путь и умрём в почестях и т.д., а с того, что мы уже дети Божии, потому что хотим об этом говорить, потому что хотим этим заниматься. Это то, что является основанием этой мысли. Но мы уже давно это съели, проглотили и говорим: “Господи, а дальше что?” А что уже дальше? Мы всего добились, у нас всё есть, мы дети Божии, мы хотим ими быть. И вопрос — почему? Потому что Бог начал в нас это действие. Потому что Бог уже в нас, иначе о чём спорят те, кто спорит, ругаются те, кто ругается, разговаривают те, кто разговаривает? Те, кто благословляет, и принимающие благословение — мы уже давно стоим на ладони у Бога. И только нужно оглянуться на свою мысль назад.

Мы не дождёмся окончания речи, нужно вернуться в её начало, и тогда мы поймём евангелиста, который вместе со Христом отмечает чудо, незамеченное людьми. Оно не должно было быть замеченным. Но евангелист нам хочет открыть, что оно всегда так бывает, мы всегда переступаем через настоящее чудо, а требуем фейерверков. Переступаем через истину самую глубокую о человеке, а требуем умозаключений, концепций и правильных речей, когерентных каких-то суждений. Т.е. мы требуем малого после того, как перешагнули через большое. Вот Он насытил пять тысяч — это огромное невиданное чудо, а они хотят послушать Его речь, которая, как выясняется, никого не интересует, в том числе и евангелистов.

И хорошо, что рассказ построен именно так противоречиво, потому что мы каждый раз, когда будем согрешать, будем думать: “Что являлось импульсом этого поступка?” Когда мы будем молиться и думать о Боге или спорить и не соглашаться и т.д., каждый раз будем думать: “Почему мне это интересно, каким образом я в это вовлечён? Что во мне сейчас проговаривается? Что говорит?” Не что говорит именно, то есть какие слова, а что за этим стоит. Ведь муравьи не спорят о Боге, и обезьяны не спорят. Они спорят о бананах или о листочках, спорят о первенстве. Но люди хотят знать какую-то истину, вот это всё священное, и этому нас научает это замечательное зачало. Если мы проглотили момент собственного мышления, то должны вернуться и сказать: “Слава Тебе, Господи, за то, что, когда я мыслил и жаждал большего, я не заметил, что уже мыслил в Тебе Самом”.

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x