Поиск

Объективация Другого

Автор: прот. Вячеслав Рубский
Оглавление

Основные тезисы

  1. Человек нуждается во внешнем собеседнике, которым могут выступать Священное Писание, культура, наука и другие авторитетные источники.
  2. Человек часто приписывает этим источникам собственные мысли и решения, видя в них внешний источник познания.
  3. Индивидуум имеет сложную внутреннюю структуру личности, содержащую множество идентификаций и голосов, и его «Я» на самом деле является «Мы».
  4. Для осмысления этой расщепленности необходим самоанализ, хотя многие люди избегают такой рефлексии.
  5. Механизмы раздвоения личности, свойственные психическим больным, присущи в той или иной степени и здоровым людям.
  6. Подлинное откровение невозможно получить через простое прочтение текста, его нужно прожить и осознать через личный опыт.

 

Потребность во внешнем собеседнике

Говоря об изначальном значении Священного Писания в истории христианства, важно отметить, что в жизни каждого существует некая когнитивная потребность, которую Л.С. Выготский называл дополнительным агентом 1, а Бруно Латур – экстрактором 2. У человека существует возможность выбирать, но, к примеру, бросая жребий, он создаёт ситуацию, когда эта возможность выбора переходит к случайности, порождённой им самим. Чем же обусловлен поступок человека, подбрасывающего монету? Ведь, казалось бы, решение, принятое даже индивидом с ограниченным умом, было бы предпочтительнее воле слепого случая. Так происходит потому, что человеку жизненно необходим собеседник, некто Другой, независящий от него и имеющий отличное от него мнение.

В псалме 113 и у пророка Исайи (44:10-20) описана такая ситуация: язычник берёт дрова, одной частью растапливает печь, а из другой создаёт идола, раскрашивает его и начинает ему поклоняться. Ссылаясь на эти тексты, древние иудеи таким образом высмеивали скудоумие язычников. Но вместе с тем, сами иудеи поступали аналогично, создав Ковчег Завета и положив в него Скрижали. Более того, они пытались черпать из Ковчега знания. В Ветхом Завете описан эпизод, где Моисей просовывает голову между двумя херувимами и таким образом пытается получить знание (Исх.25:10-22). Подчеркну, что знания пытались получать не от Моисея, а именно от Ковчега. Случайно ли язычники и иудеи поступали схожим образом?

Потребность рассудка в том, чтобы рядом с ним находился внешний актор – совершенная необходимость, которую порождает монохромность сознания человека. Думая, что мы одиноки, мы ещё не становимся таковыми. Иоганн Фихте говорил 3 о невозможности дать определение нашему «Я», так как мы задаём неверный вопрос «Что есть Я?». Ответить на него можно, лишь спросив «Кто есть Я?». В таком случае, мы получаем ответ «Я есть Я». Однако, опровергая Фихте, психология XX века заявляет 4 о внутренней нормативной расщеплённости сознания. Мысль о том, что моё «Я» одиноко, ошибочна, примитивна и опасна. Нам необходимо опознать, инвентаризировать в себе множество идентификаций и голосов. Ведь в нас живёт множество идентификаций одного «Я»: герой, священник, мужчина, умный, спокойный, рассудительный, работоспособный, ленивый. И это не просто хаотичные характеристики одного «Я», а комплексные идентификации. Поэтому, перефразируя Фихте, можно сказать, что «Я есть Мы». Несмотря на то, что Античность и Средневековье, а также множество наших современников по-прежнему считают, что «Я» есть «Я», их «Я» всё равно содержит формулу «Я есть Мы»: Я и мировая наука, Я и Писание, Я и культура.

Некоторые атеисты, не знакомые с научной и научно-популярной литературой, всё равно полагают, что они черпают своё знание из науки. Верующие же порождают суррогатное «Я», основываясь на Писании или Предании (тут важна сама фигура Другого). Мы продуцируем эго, альтер-Я, а не Писание, но не признаваясь в этом, заявляем: «Я живу по Писанию».

Не осознавая собственной шизоидности, но, вместе с тем, желая дать себе возможность что-то сказать, человек порождает альтер-эго (другое Я), которое ему что-либо говорит (Писание, культура, наука, родственники или другой внешний авторитет). Он думает, что тезис, который для него важен, выведен не им самим, а порождён Библией.

Приписывание собственных решений внешним источникам

Исторически легко убедиться, что Библия никому ничего не сообщает. Это подтверждают слова Иисуса: «Иисус сказал ему в ответ: видишь сии великие здания? всё это будет разрушено, так что не останется здесь камня на камне» (Мк.13:2). «Иисус говорит ей: поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу… Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе» (Ин.4:21-23). Однако после этих слов мы видим паломнические путешествия в Иерусалим, породившие многомиллионный бизнес. Поэтому можно говорить о том, что личность слушает только себя, а мы возвели культ книге.

Апеллируя к Писанию, верующие не осознают, что если бы это утверждение было истинно, то не было бы разногласий между конфессиями, ведь они обращаются к одному и тому же источнику – Священному Писанию. Более того, выдвигая тезис о том, что они воюют во имя Иисуса Христа, христиане противоречат христианскому вероучению. Также можно вспомнить и другие противоречия: слова Христа «А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель – Христос, все же вы – братья; и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник – Христос. Больший из вас да будет вам слуга» (Мф.23:8-12), «Но между вами да не будет так: а кто хочет быть бо́льшим между вами, да будет вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом» (Мк.10:43-44). Эти слова означают: не выстраивайте иерархию знания и обладания, – которые также были не соблюдены. Кроме того, можно вспомнить слова Христа из Нагорной проповеди: «А Я говорю вам: не клянитесь вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или чёрным» (Мф.5:34-36). Однако сами священнослужители приносят присягу на Новом Завете: «обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом пред Святым Его Крестом и Евангелием» 5 – том самом, который запрещает клятву!

Сломить структуру сознания невозможно, если она мыслит экстерриториально и порождает квази-Я. Человек не хочет признаться себе, что это он принимает решение. В XX веке Н.А. Бердяев и Э. Фромм называли это «бегством от свободы» 6. Но это не бегство, а лишь недостаточный анализ собственной личности. При возникновении самоанализа личность начинает осознавать, что она шизоидна, бинарна, тернарна и т. д. И такая личность понимает, что она ничего не черпает из Писания, потому что в Писании ничего и нет. Читая в Писании «не стройте храмов» (Деян.7:46-50) или «не надейтесь словами молитвы уловить Бога» (Мф.6:7), мы не следуем этим словам. Если бы мы им следовали, то вообще не создавали бы храмов.

Но у большинства людей нет потребности осознавать собственную шизоидность. Не стоит порицать людей, обладающих слабым самоанализом – они по-своему психологично благополучны, так как самоанализ понуждается проблематикой.

Психиатрия. Понимание человеческой личности через патологию

И это подтверждает ХХ век со своим интересом к психиатрии. В начале века французский психиатр Ж. К. Шарко 7 и его коллеги начали изучать механизмы психики пациентов психиатрических лечебниц и с ужасом обнаружили эти же механизмы у здоровых людей. Но одно дело понять, а другое – принять. Когда человек разглядел свои перверсии у больных индивидуумов, то он сразу стал отрицать эти качества в себе, действуя согласно обычному механизму отрицания. Тем не менее, если поместить личность в определённые условия, мы увидим, что эта теория подтвердится, и в личности начнёт проявляться её звериное начало. Вынося психиатрию за рамки психологии, мы думаем, что это не так. Однако некоторые психиатры предпочитают вообще не делать различия между больными и здоровыми людьми, заявляя, что многие больные не выявлены и не диагностированы.

В ответ на насильственные методы психиатрии и жестокое обращение с пациентами в 60-х годах XX века появилось движение под названием «антипсихиатрия» 8, основателем которого считается Р. Лэйнг. К Лэйнгу также присоединились коллеги со всего мира: Мишель Фуко во Франции, Дэвид Купер в Великобритании, Томас Сас и Ирвинг Гофман в Соединённых Штатах, Франко Базалье в Италии. Это движение было направлено на развенчивание мифов в современной психиатрии и её модернизацию. Например, М. Фуко в своей книге «История безумия в классическую эпоху» 9 призывал к гуманному обращению с пациентами, настаивая на том, что это такие же люди, как и мы. Конвенциальную диагностику он называл волюнтаризмом, заявляя, что раньше проявлением безумия считались одни признаки, а сейчас другие. Указывая же на юродство, он говорит о нём, как об адаптации к безумию. И в одном случае, мы можем принять юродивого и даже посчитать его лучше нас, а в другом, можем любое отклонение стигматизировать.

Внутренняя диалогичность. Писание и подлинное откровение

Со времён Р. Декарта до этого момента психологию человека рассматривали только через призму психологии животных (бихевиоризм). Но благодаря прорыву в психиатрии, стало возможным понимание человеческой личности через патологию. В ответ на это с первой половины XX века начала стремительно развиваться психология. Осознав свою полифоничность, люди осознали сам механизм рождения Другого. Поэтому сегодня наш подход к Библии должен стать совершенно иным. Открывая какую-то страницу Священного Писания, мы не можем утверждать, что это говорит Слово Божье. Ведь оно не только не говорит, но и сказать не может. Говоря человеку XV века «подставь другую щёку» или «не строй церкви», Писание ничего не добилось, ведь люди так не поступали. А вот призыв «раздай имение» был услышан, так как они были уже подготовлены к этому культурой аскетизма, отречения и отшельничества задолго до христианства. И психология с помощью психиатрии показывает нам ситуацию, как мы нуждаемся во внешнем авторитете, придумывая себе Писание.

Ведь если бы возможно было открыть что-то через Писание, то это было бы откровением. Но как можно получить подлинное откровение через Писание? В этом случае Христос просто бы записал Свои проповеди, а не тратил 3,5 года на проповедование. На самом деле, мы только думаем и хотим, чтобы это исходило не от нас. Поэтому кто-то соглашается, что Откровение исходит от него самого, а кто-то заявляет, что вычитал это в книге. Но почему тогда другой в книге этого не прочитал? «Мне открыл это Отец небесный», – заявляет он. Так ты вычитал это в книге или тебе открыл Отец небесный?

Внутренний разговор порождает ситуацию диалогичности, в которой мы не знаем, как поступить. Ведь на самом деле мы не думаем, а собеседуем с собой. Например, мы уверены, что мыслим таким образом: «В какой цвет мне покрасить эти стены? – Наверное, покрашу в зелёный. – Но они уже и так почти зелёные, значит, покрашу в красный». Таким образом, даже в этом фрагменте мы различаем уже два голоса. На самом же деле, мы мыслим намного сложнее: «Какой краской мне выкрасить эти стены? – Зелёной, – Красной, – Белой, – Коричневой, – А может вообще не надо красить? – Давай не будем вообще об этом думать. – Пусть другие красят, – Пусть другие думают». Оказывается, что наше мышление намного сложнее, чем мы представляем, и у нас возникает сразу не две мысли, а огромный каскад.

В результате такого активного мыслительного процесса человек устаёт и просто перестаёт мыслить, так как это очень трудоёмкое занятие. Именно поэтому мы так мало мыслим. Э. Дж. Лоу, анализируя репрезентации, говорил, что у человека возникает огромное количество представлений насчёт любого события. А Выготский добавлял, что мы мыслим не цветными картинками, а схемами. Похожую мысль высказывал и К. Юнг. Используя «метод свободных ассоциаций», он заявлял 10, что наши рациональные ассоциации обеднены, поэтому мы не всегда их додумываем. Однако на уровне бессознательного, человек всегда будет точно знать свой вкус (например, какой у него любимый цвет), потому что первичные ассоциации, не связанные с рациональностью, довольно легко отследить. Ведь у нас существует два уровня ассоциаций – осознанные и неосознанные, но по своей сути они однотипны, так как обе являются проторенными синоптическими путями в нашей нервной системе.

Протестанты заявляют, что нельзя осознать что-либо, если это не было прочитано. Но об этом нельзя только заявить, а осознать – можно. Это утверждение уходит корнями в экзегетику, зародившуюся в XIX веке. Тогда известные протестантские философы Ф. Шлейермахер 11 и В. Дильтей 12 заговорили о правильном прочтении Писания. Но оказалось, что правильное прочтение Писания невозможно, так как мы не читаем текст, а лишь прочитываем собственный опыт. Если бы откровение Писания можно было получить, прочитав текст, то тогда это мог бы сделать любой желающий. В Писании содержатся простые истины, которые нельзя осознать, просто их прочитав. Подлинные откровения невозможно получить таким образом, их надо прожить, а после этого провести самоанализ. Других вариантов быть не может.

Осознание собственной расщеплённости. Субличность и новый опыт

В подавляющем большинстве мышление индивидуума принципиально не меняется после 25 лет. Потом оно лишь обрастает интеллектуальными конструкциями, которые обеспечивают ему удобство и простоту мышления. Нельзя насильственно принудить человека к осознанию своей шизоидности, и не стоит делать это искусственно. Это то, что должно прийти с личным опытом. Это нужно осознать, ощутить, прожить. И вот, когда человек осознает собственную расщеплённость, он иначе начнёт воспринимать свой внутренний диалог. С кем он его ведёт: с Богом? с собой? или с Писанием и традицией?

С 2014 года я стал очень лояльно относиться к гомосексуалам. Но почему изменилось моё мнение, если текст Писания не изменился? Всё дело в том, что у меня появился богатый опыт общения с гомосексуальными людьми. И я осознал, что гомосексуалы могут быть такими же одарёнными, пострадавшими от социума, обозлёнными на весь мир или нет, как христиане, как другие люди. Читая некоторые статьи на гомосексуальные темы, я стал видеть в них хорошие идеи, которых я не замечал ранее. Это стало возможно благодаря тому, что я прожил определённый опыт, пообщался с определёнными людьми. И когда у меня возник этот опыт, я родил в себе некоего дополнительного агента, новое «Я», которое может общаться и адекватно воспринимать гомосексуалов.

Таким же образом действуют многие старцы. Начиная общение, они создают другой тип коммуникации, вызывая коммуникативную личность, воскрешают то, что в психологии называют субличностью, с помощью которой только и можно дать какой-то новый опыт. Умение вызвать другую субличность в человеке и есть главная задача психолога или духовника, и тогда человек становится вновь способен к новым инсайтам. Имея подобный опыт, мы можем также думать и о Христе. Мы можем увидеть Его не как продолжателя или завершителя традиции Ветхого Завета, а как бунтаря против иудаизма.

Читая текст, мы считываем его по-разному, но если мы готовы прочитывать его иначе, мы можем услышать друг друга и наладить коммуникацию с Другим. Задача состоит в готовности принять это. Чем больше человек понимает, что может менять свою точку зрения, тем более легко он к ней открыт.

Ведь Откровение невозможно передать в виде текста на бумаге, оно должно возникнуть в глубочайшем созерцании собственной множественности. В Гефсиманском саду Пётр был верным учеником, мужественно выступил с обнажённым мечом против отряда воинов, сказав «хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя» (Мф.26:35), но после отрёкся от Христа и осознал собственную двойственность. Признавая себя предателем, он вместе с тем осознавал себя и верным учеником. Иуда же, посчитав себя предателем, вытеснил в себе апостола и повесился. Каясь, он перечеркнул другие свои «Я», посчитав их ошибочными, не подлинными, случайными. Но они неслучайны. Не кайтесь, не забывайте об этой ужасной личности внутри вас, живите с ней. Пётр всегда соединял эти две противоположные позиции в себе, помня о собственной двойственности до конца жизни. В этом и заключается зрелая позиция христианина.

 

Вопросы

Вопрос. Есть ли определённые критерии выявления психических нарушений?

Прот. Вячеслав. Их много, среди них самые простые и заметные: запор, бессонница, утрата (снижение) коммуникации или её гиперболизация (увеличение).

Вопрос. А есть ли критерии определения нормального, здорового человека?

Прот. Вячеслав. Американский психолог А. Маслоу попытался дать такие критерии, выдвинув свои «15 признаков здоровой личности». Однако они субъективны. Все попытки определить «нормального человека» заканчиваются тем, что человек начинает описывать самого себя реального или идеального.

 

Вопрос. Что если человек в разговоре утверждает одно, а через несколько минут прямо противоположное, аргументируя сначала одно, а потом другое?

Прот. Вячеслав. То, что у человека, осознающего собственную шизоидность, связано с единым пониманием, у другого человека связано с разными блоками идей. Его наборы идей находятся в разных «контейнерах». Например, человек утверждает, что глобализация, интернет, мировое правительство – это плохо, а через минуту говорит о том, что мировая экология находится в ужасном состоянии, и кто-то должен позаботиться о тайге и редких растениях. И вот человек, который только что был против глобализации, через минуту может ратовать за то, чтобы был единый правитель всей Земли, невзирая на все негативные последствия такого выбора. И если вы начнёте сталкивать его взгляды, то человек будет сталкивать сами позиции (концепции, книги) в соответствии с тем, как оно у него устроено. А если ему указать на это, он направит одну из позиций против вас. Это происходит из-за того, что человек устроен таким образом: сначала он узнал об одной концепции, где эти взгляды были изложены в определённом порядке, а после узнал о другой, где нашлось несколько тех же тезисов первой, но уже в ином порядке. Таким образом, у него образовались два инфоблока, которые он и ретранслирует. Ведь, утверждая собственное мнение, человек чувствует себя социализированным. Для человека важнее своя идентификация и заявление в социальном поле, чем то, с помощью чего он это делает и что именно заявляет. Сами тезисы неважны, главное – заявить о себе как о мыслящем существе. Ведь главная цель в таких случаях – социализировать своё сознание, а вынуждает людей что-либо заявлять сама ситуация, в которой они оказываются.

 

Вопрос. Каким образом Вы дошли до того, что никто и ничто не может быть авторитетом?

Прот. Вячеслав. Изучая шизоидные проявления человека. Авторитетов выявляется так много, что они нивелируют друг друга.

 

Вопрос. На что вы опираетесь, углубляясь в психологические изыскания, чтобы не перейти грань безумия? Что для Вас является точкой опоры?

Прот. Вячеслав. Для меня точкой опоры является осознание шизоидности собственного мышления. Вопрос: почему я так думал раньше, а теперь нет? Я ведь думал раньше определённым образом, а теперь нет. Стал ли я умнее? Нет. Люди думают, что текст им что-то даёт, и лишь потом они придают смысл написанному. Сам по себе текст ничего не сообщает, если человек не вкладывает в него свой опыт, знания и ожидания.

 

Вопрос. Существует ли опасность стать как флюгер, постоянно меняя своё мнение?

Прот. Вячеслав. Флюгер, поворачивающий в ту сторону, куда подует ветер, не помнит, что было вчера. Опасность метапозиции состоит в том, что принимая свою позицию как истинную и перечеркивая прошлые этапы, мы оказываемся в той же ситуации, что и прежде, становясь такими же ограниченными. Помня же трансформации своего сознания, мы становимся более адаптивными к переменам, и они воспринимаются нами менее болезненно, не требуя импликации (принудительного внесения в сознание). Православие отказалось от идеи убийств за веру только чуть более 100 лет назад. Если мы принимаем книгу «Апокалипсис» как этап православия, мы совершенствуемся. Отказываясь от неё, мы думаем, что это была лишь случайность. Но одна из священных книг Нового Завета не может быть случайностью. Поэтому мы должны принять её как часть нашего «Я», как интенции и надежды, которые едва ли в нас угасли.

 

Вопрос. Некоторые психологи заявляют, что личность (характер, психика) человека складывается к 4-м годам. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Прот. Вячеслав. Принимая, что мышление складывается к 4-м годам, как считают некоторые психологи, мы будем отрицать гендерную психологию. До 4-х лет у ребёнка нет никаких гендерных признаков поведения, ребёнку ещё неясно, что именно значит «мальчик» или «девочка». А вот наступление активной гормональной деятельности, формирование желёз и т. д., сильно влияет на мозг и его формирование. Конечно, можно было бы утверждать, что характер и психика формируются к 1-му дню зачатия, ссылаясь на огромную генную зависимость. Но если мы говорим о формировании личности, мы должны указать, вследствие чего она формировалась. М. Кляйн, К. Роджерс и А. Фрейд заявляли о том, что отношения с материнской грудью, ощущение теплоты, исходящей от матери и отца, невероятно важны, так как формируют отношение к ближним и служат собирательным образом родного. Но это довольно сложно доказать. Например, двое детей, в одной семье, с одинаковыми родителями вырастают совершенно разными.

 

Вопрос. Господь мыл ноги своим ученикам, чтобы упразднить иерархию? Это такой символ?

Прот. Вячеслав. Если воспринимать этот эпизод символически, то он только удаляет нас от реального общения с людьми. Существует символ как соединение с реальностью, а есть символ как способ отстранения от неё. Я могу символически принести в жертву своего сына, вверяя его в руки Бога, а могу просто убить. Первый пример символа приближает к реальности, а другой – удаляет, т.к. полностью «вверять» никогда не получается.
Иисус, умывая ноги ученикам, наглядно демонстрирует практическое отсутствие главного среди христиан. Это символ, могущий быть 100% реальным.

 

Вопрос. Большинству священников стыдно ходить в священническом облачении? Они обманывают других?

Прот. Вячеслав. Им не стыдно, так как они никогда не задумывались об этом. Обман – это когда у человека есть две позиции, и он говорит, что одна позиция существует, а другой нет. Они не обманывают, так как никогда не думали об этом, не анализировали собственное мышление, не выявляли собственное несогласие наряду с согласием. Нет, они совершенно искренне, перед Богом и людьми, заявляют о своём согласии с важностью облачений. А в другом сообществе они могут так же искренне заявлять о том, что это неважно.

 

Вопрос. Священное Писание может задавать направление в сторону Откровения?

Прот. Вячеслав. Нет, ведь храмы как строились, так и строятся. Как проклинали язычников, так и проклинают. Войны как велись, так и ведутся. И средневековое христианство ничем не отличалось от средневекового язычества, кроме имён. Средневековая организация труда возникла в Римской империи, а Средневековье стало лишь продолжателем этой традиции. В 312 году Римская империя решила, что она станет христианской. До этого у неё были местные языческие боги олимпийского пантеона, а теперь появился единый Бог с множеством архангелов, ангелов, святых и т.п. Христианство не принесло никаких новых видов организации труда, управления, организации войск или метода вооружения. Христианское государство также уничтожало целые поселения из-за отказа платить налоги, благословляло посевы на полях и роды, как раньше это делали язычники, призывая богов и духов. В пример можно привести икону «Помощница в родах», которая служит этим целям. Вместо языческого капища строили христианские храмы, часто на том же самом месте, а иногда продолжали совершать богослужения и в том же самом помещении. Разница была лишь в том, что раньше люди верили в языческих богов, а теперь в Христа. Поэтому, отличий нет. Следовательно, история показывает, что Священное Писание не может задавать какое-либо направление. Оно только меняет имена и названия.

  1. Выготский Л.С. «Психология развития человека». Глава вторая. Метод исследования[]
  2. Б. Латур. Пересборка социального. Введение в акторно-сетевую теорию http://flibusta.site/b/404282/read[]
  3. И.Г.Фихте. Сочинения в 2-х томах. Том 1. О понятии наукоучения, или так называемой философии. Основа общего наукоучения[]
  4. Фрейд З. Основные принципы психоанализа [Абрис Психоанализа] (1940). Цит. по: Расщепление Я // Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б. Словарь по психоанализу. 2-е изд., перераб. и доп. С. 142–147. С. 474.[]
  5. https://celt-orthodox.livejournal.com/2456.html[]
  6. Н.А.Бердяев. «Философия свободы». Э. Фромм «Бегство от свободы»[]
  7. Ж.К. Шарко. О локализациях в болезнях мозга; Клинические лекции по нервным болезням.[]
  8. О. А. Власова. Антипсихиатрия: социальная теория и социальная практика[]
  9. М. Фуко. История безумия в Классическую эпоху. Глава четвертая. Рождение психиатрической лечебницы[]
  10. Collected Works of C.G. Jung, Volume 2: Experimental Researches[]
  11. Ф. Шлейермахер. Герменевтика[]
  12. В. Дильтей Вильгельм. Собрание сочинений в 6 томах. Том 4. Герменевтика и теория литературы.[]
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Оглавление
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x