Поиск

Воскресение и Вознесение

Автор: прот. Вячеслав Рубский
Оглавление

Воскресение Христово в раннехристианской эсхатологии. Иудейский дискурс. Всеобщее воскресение

Размышляя о Воскресении и Вознесении Христовом, важно увидеть, что смысл этих событий понимается сегодня в разных дискурсах. И отсюда следуют некоторые проблемы.
Прежде всего нужно отметить, что для ап. Павла и всего раннего христианства первых трёх веков Воскресение Христово есть основополагающий факт, имеющий колоссальное значение. Ап. Павел в Первом Послании к Коринфянам пишет, что «если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша» (1Кор.15:14), т.е. всё бессмысленно.

Почему же, если Христос не воскрес, то всё бессмысленно? Для первохристиан, равно как и для всей иудейской эсхатологии, эта бессмысленность проистекала из усвоенного ими иудейского дискурса, который сводится к следующим принципам:

1) для иудея и христианина I века жизнь мыслится только телесно 1;

2) несправедливость этой жизни должна быть каким-то образом возмещена, компенсирована и реализована в справедливость. 2

Для иудея и первохристианина тот, кто умер, тот уже не существует, он не живёт, его нет. И только если его воскресить, тогда праведник и грешник получат воздаяние, и справедливость восторжествует. Если не будет никакого воскресения, тогда нет смысла быть верующим – ты не получишь никаких бонусов за то, что ты праведен, а тот, кто грешен, не получит никакого ущерба за то, что он грешен. То есть без всеобщего воскресения иудеи вообще не видели смысла в религии, т.к. вся религия была подчинена земному благоденствию 3.

Воскресение Христа для ранних христиан стало восприниматься началом всеобщего воскресения. Неслучайно (очень не случайно!) в 27-й главе Евангелия от Матфея пишется, что после распятия и смерти Христа «многие тела усопших святых воскресли и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим» (Мф.27:52-53). Сама идея Воскресения Христова в своём действии порождает всеобщее воскресение. Воскрешение умерших начинается с Иисуса Христа. Поэтому и Христос называется первенцем из умерших (см. 1Кор:20,23; Кол.1:18), за Которым вскоре последуют остальные.

Более того, для первохристианства Он, как первенец из умерших, не Сам воскресает, а именно Бог Его воскрешает: «Сего Иисуса Бог воскресил, чему все мы свидетели» (Деян.2:32). Тем самым подчёркивается пассивность умершего Христа (и каждого мертвеца) и могущество воскрешающей силы Бога (как в видении Иезекииля (см.: Иез.37:1-10)) в акте Воскресения. Этот акцент в своих Посланиях часто делает ап. Павел (см. 1Фес.1:10; Рим.4:24; 1Кор.6:14 и другие места). Ап. Пётр также пишет о Боге, «Который воскресил [Христа] из мёртвых и дал Ему славу…» (1Петр.1:21), и он же проповедует: «Бог воскресил Его, расторгнув узы смерти… и соделал Господом» (Деян.2:24,36). Для современного христианства сказать, что не Иисус воскрес, а Бог воскресил Его, это моветон (немыслимо).

Неслучаен у ап. Петра и тот нюанс, что чудотворность Иисуса происходит не от Него и Его божественности, а исключительно от Бога: «Мужа, засвидетельствованного вам от Бога силами и чудесами и знамениями, которые Бог сотворил через Него» (Деян.2:22). Вообще, проповедь ап. Петра на Пятидесятницу (Деян.2:14-40) с точки зрения позднейшего христианства весьма еретична.

Эллинское понимание Воскресения. Нарушение закона тождества: не/тождество воскресших тел

Берусь утверждать, что современное христианство, провозглашая, с одной стороны, Воскресение Христово, в пояснении своём имплицитно отрицает его. Это следует из того, что мы с вами уже давно находимся в другом эсхатологическом дискурсе – в так называемом эллинском дискурсе, который набирает силу с середины III века (с Оригена, с Александрийской школы), и который в целом утвердился в IV веке.

Эллинский дискурс утверждает, что жизнь стоит на трёх принципах:

  1. Жизнь духовна более, нежели телесна, то есть самое главное в жизни – это именно духовная деятельность;
  2. Умирая, человек соединяется с Богом, т.е. умершая душа имеет полноценное богообщение или, по крайней мере, богообщение, которое может быть воспринято как огромный плюс;
  3. Умирая, человек получает воздаяние – праведнику становится гораздо лучше, грешнику становится гораздо хуже.

Таким образом, воскресение в этом дискурсе не то чтобы отрицается, но оно становится ненужным. Зачем нужна идея воскресения, если все праведники и без него уже пребывают в достаточно тесном общении с Богом? Единственное, что их волнует, –  это только наше с вами неправильное поведение и наши судьбы. Но если вопрос с нами будет решён, то в принципе, «технически», они находятся в более лучшем положении – воскресение им не необходимо.

Отсюда, при описании воскресения у православных появляется «амбивалентный дискурс», т.е. прыгание с одного дискурса на другой, боязнь провалиться в середину. И поэтому они пишут, что воскресаем мы не в тех же самых телах (примеры см. далее).

Во-первых, это неправда. Например, Афинагор 4 в сочинении «О воскресении мёртвых» чётко и многословно пишет о том, что мы воскреснем именно в тех же самых (только вечных) телесах 5. Он даже рассматривает вопрос, если кого-то съели животные или рыбы, а кто-то сгорел в огне, сможет ли Бог восстановить все частицы тела? Афинагор отвечает: «Вы просто плохо знаете Бога. Он знает, где находятся эти частицы, и сможет их восстановить». В том же ключе пишут и Иустин Философ 6 и Ипполит Римский 7 и др.

Да и в самом Евангелии есть замечательная поддержка этого дискурса. Христос является апостолам, показывает им свои раны и кушает перед ними. То есть Он демонстрирует, что у него есть такой же желудок, такое же тело, как у них, оно ранено, у Него порваны мышцы и т.д. Он им показывает, что Он есть Тот самый, Он воскрес в том самом теле.

Ориген, конечно, фантазировал о воскресении про всякие шарообразные тела 8. Но современные фантазёры фантазируют не меньше, потому что таков дискурс. Если нам не нужно воскресение, то мы проповедуем воскресение и при этом представляем воскресшие тела, как тела, прошедшие апгрейд – воскресение в новом теле 9, подобном телу Христа, которое проходит через стены, летает, исчезает, меняет форму, и т.п. Христос явился путникам в Эммаусе без ран, в другом виде, с другим голосом. Марии Он явился как садовник и т.д.

С точки зрения философии, мы видим здесь нарушение первого закона логики (т.е. закона тождества), так как значение терминов (понятий) «тело», «иметь» и «воскресение» меняется.

То, что мы называем ТЕЛОМ, не проходит через стены, не исчезает и не меняет форму. Вот почему мы называем это телом. Но у Христа «тело» меняет форму, исчезает и т.д. Соответственно, мы не можем это назвать телом.

Если мы ИМЕЕМ тело, значит, нам от него никуда не деться. Но Христос, беседуя с эммаускими путниками, может просто исчезнуть. Также и во время прохождения через стену понятие «иметь», видимо, имеет другое значение.

Совершенно другое значение приобретает и ВОСКРЕСЕНИЕ. Получается, что воскресение – это уже не воскресение телесное, это метаморфоза духа в оригеновом значении – дух может проявлять себя в форме шара или в форме молодого человека. Допустим, Василий Великий болел всю жизнь язвой желудка и умер в возрасте 48 лет. Неужели он воскреснет с язвой желудка? Конечно, нет. Но сказав «конечно, нет», мы имеем в виду, что он воскреснет в том теле, в котором он никогда не был. Это другое тело, это новое тело. Более того, даже мы отказываем этому телу, собственно говоря, в телесности. Предикат слова «тело» – это именно материальность. Когда мы говорим о нематериальном теле, мы говорим о сухой воде.

Итак, новый эллинский дискурс, который сегодня в основном господствует, предполагает Воскресение Христово а-ля Свидетелей Иеговы, которые тоже верят в Христово Воскресение, но говорят об этом прямо и топорно – «Он воскрес в духовном теле». Мы же делаем вид, что исповедуем то же самое Воскресение, которое описано в Евангелиях и первых сочинениях христианских апологетов, хотя на самом деле меняем значения слов, и таким образом – перестаём нуждаться в воскресении и практически отрицаем Воскресение Христово. Отрицаем не сам факт Воскресения Христова, а то положение факта, в котором он находился в раннехристианской керигме 10. То есть факт для нас не имеет большого значения. Мы и без воскресения «получаем по заслугам», общаемся, ведём духовную жизнь и так далее.

Возможность объединения иудейского и эллинского дискурсов. Первое общее понятие – «жизнь»

Если мы не владеем этими понятиями, не видим этих двух дискурсов, представляем их как один или боимся видеть, что их два, то мы попадаем где-то посередине. А так как между этими двумя дискурсами есть что-то общее, то их можно объединить и их надо уметь объединить.

Первое общее понятие – «жизнь».

Иудей не представляет себе, как можно жить иначе, если не в теле (материально), и когда он говорит: «Ты будешь жить вечно», он имеет в виду, что ты сейчас умрёшь, но потом – восстановишься, воскреснешь, чтобы все фрагменты тела стали на место, и тогда ты будешь жить вечно.

Когда эллин говорит: «Ты будешь жить вечно», то имеет в виду, что твоё «Я» будет жить вечно.

Формально эти понимания противоположны – одно нуждается в воскресении, а другое может вполне посмеяться над воскресением, как смеялись ещё в Ареопаге над ап. Павлом 11, или как смеялись оппоненты того же Афинагора. Но по сути дела они сходятся в том, что они проповедуют жизнь и богообщение. Иначе говоря, когда иудеи или христиане говорят о воскресении умерших (или Воскресении Христа), они имеют в виду жизнь вечную. И когда эллин отрицает воскресение, он как раз-таки отрицает его во имя жизни вечной, потому что жизнь телесная сопряжена со многими вещами, которые не делают её блаженной, не делают её настоящей.

Для чего воскрес Христос

И вот меня спрашивают, отрицаю ли я факт Воскресения? Конечно, не отрицаю. Вся болезненность ситуации и заключается в том, что факт Воскресения был. Но этот факт был актом соответствия древнему иудейскому верованию. Иудеи верили во всеобщее воскресение, но так как они, в том числе ученики Иисуса, разочаровались в Нём, то Христос воскрес только для того, чтобы апостолы смогли Его принять. Таким образом, встраиваясь в идею всеобщего воскресения и этим подтверждая соответствие их вере, Христос получает себе слушателей и учеников. Они воспринимают Его как священное основание всего мира. Он – самое главное, Он есть Тот, Кого нужно слушать, Он есть Бог, потому что Он воскрес.

И тут важно, что впереди идёт вера во всеобщее воскресение, а за ней следует и в связи с ней следует приятие Христова Воскресения, воспринимаемого как начало всеобщего воскресения. И таким образом Христос становится для учеников опять важным. Отсюда они и радуются тому, что вот скоро все воскреснут: иерусалимляне уже подтягиваются (см. Мф.27:52-53), вот Он – первенец из умерших, а значит очень скоро конец – воскресение всех умерших.

Второе общее понятие – «инобытие»

Второе понятие, которое соединяет иудейский и эллинский дискурсы, – это понятие «инобытие». Когда иудей говорит о воскресении, он имеет в виду, что для того, чтобы продолжить жить вечно, необходимо «инобытие» – хорошие, конечно же, воскреснут и их наградят, плохих накажут, и будет иное мироустройство. Когда эллины говорят о всеобщем воскресении (или об отсутствии воскресения), они как раз говорят об «инобытии», которое включает в себя понятие вечной жизни.

Итак, два дискурса сходятся в следующих двух понятиях: «жизнь» и «инобытие».

«Жизнь» есть «жизнь вечная»: в иудейском контексте – материальная и поэтому необходимо воскресение, в эллинском контексте – духовная, поэтому воскресение не необходимо (и даже выглядит комичной добавкой).

«Инобытие» как необходимость есть и в том, и в другом дискурсе, но в одном случае оно утверждается тезисом о воскресении, в другом – отрицается этим тезисом.

Цель Вознесения – духовное общение. Дух Святой

В чём суть Вознесения Господня?

Современные толкователи обычно говорят про то, что Он пошёл таким образом «устроять Царство на небе» 12. В таком случае о каком-либо ясном понимании Вознесения говорить не приходится, зачастую оно сегодня никак не понимается.

Я не виню никого из тех, кто не понимает, потому что они думают, что имеют дело с монолитной парадигмой, в рамках которой это было написано и прочитано. Но Вознесение описано в другой парадигме, в парадигме того, что ученики восприняли воскресшего Христа по-иудейски – как часть общего воскресения. А сам Христос хотел научить их жизни духовной, Он хотел, чтобы они перестали думать о материальных выгодах.

Вознесение Господне нам известно из концовки Евангелия от Луки и из начала книги Деяний, приписываемой тому же Луке. С чем сам евангелист Лука связывает Вознесение? Он связывает его с диалогом между учениками: «Не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю?». Христос отвечает (по-нашему жёстко, но на самом деле очень мягко): «Не ваше дело знать времена или сроки» (См. Деян.1:6-7). К чему здесь этот диалог и Вознесение? А к тому, что ученики, восприняв уже воскресшего Христа, они восприняли не столько Его (и это трагедия Бога, что Его опять не восприняли), они восприняли лишь старую идею всеобщего воскресения. Ах, Ты воскрес?! Тогда где остальное?! Давай, давай, мы ждём всеобщего воскресения! Ты флагман всеобщего воскресения! Оно нам очень важно!

И тогда Он возносится, чтобы отобрать у них идею всеобщего воскресения, чтобы она перестала существовать как генеральная идея, вокруг которой идёт пляска христианства. Он даёт им Духа Святаго и учит их обладать не материальной жизнью, а духовной. По Вознесении Он воссел одесную Бога Отца 13, то есть теперь Он Бог и с ним надо налаживать отношения как с Богом. Мы имеем не просто первенца из мёртвых и образец всеобщего воскресения. Нам даётся духовное общение.

То есть практически Бог им меняет религию. Иудейская религия сводилась к тому, что нас всё время обижали, но Яхве потом нас воскресит, потому что иначе жизнь немыслима, и даст нам «плюшки». Христос как бы говорит: «Я для вас всего лишь первый экземпляр всеобщего воскресения, потому Я ухожу». Нету экземпляра всеобщего воскресения, а следовательно нет всеобщего воскресения. Начаток его, его первый экземпляр, так сказать, исчез. Остаётся Дух Святой. И с Духом Святым нужно налаживать отношения.

Дух Святой совершенно иначе воспринимается иудеями. Он разворачивает их восприятие духовности на 180 градусов. Он учит их воспринимать духовную жизнь как самоценность. Не нужно после молитвы говорить «вот я помолился! что мне с этого будет? вот я верующий! а что мне с этого материального будет?» Сама молитва, само общение – оно и есть ценность. Более того, мы, современные христиане, усматриваем действия Духа Святаго не только в молитве и богообщении, но и в несакральных пространствах, «профанных» пространствах, типа дружбы, любви, секса и т.д. То есть мы научились общаться с Богом, и этим общением научились освещать мир.

Иудейская идея всеобщего воскресения и даже эллинская идея растворения там где-то в Духе или не растворения, а пребывания в духовной области, эти идеи, так или иначе, делают этот мир отверженным, ненужным, трефным, скверным. А Христос возлюбил мир (см. Ин.3:16; Ин.13:34; Ин.17:24 и т.д.).

Воскресение как вынужденная мера, на которую решается Бог

Христос воскрес. Это факт. Факт замечательный. И я этот факт утверждаю. Но посмотрите, на что он опирается. Мы, люди, мыслим только фактами, мы пляшем вокруг фактов, потому что мы материальны. Для нас факт – это чуть ли не единственная форма познания бытия. Поэтому Бог облачает себя фактами, как одеждами, чтобы мы Его видели. Он, как человек-невидимка, оделся в какие-то одёжки, и мы Его начинаем видеть, фиксировать. Но все эти одёжки (факты) – это человеческие одёжки и они все достаточно уродливы.

Какой бы факт мы ни взяли… Вот Бог говорит с Моисеем в горящем терновом кусте. Это факт? Да, это факт. Богу приходится говорить с ним таким образом. Но если мы рассмотрим этот факт с разных сторон, то мы увидим и скажем: «Боже, вот Ты там говорил в кусте… А почему Ты не поговорил с нашими скифами, угличами, древличами, поличами? Наши предки оказались хуже Моисея? Они что ли недостаточно обрезаны? Как понять факты чудесных исцелений в Евангелии? Вот Христос такой добренький, ходит, всех исцеляет. Но если Он такой добренький, тогда почему Он позволил Чикатило изуродовать, изнасиловать, разрезать 52 мальчика и девочки (ни в чём не повинные советские дети!)? Что ж Он, такой добренький, не помог им?..» И так по поводу любого факта.

Когда христианство пляшет вокруг фактичности, оно не видит, что сам факт, на который решается Бог, есть девальвация. Это некоторая вынужденная мера. Ведь любой факт, который Христос производит, смехотворен, он может подвергнуться критике 14.

Итак, иудеи способны услышать только того, кто соответствует иудейским предубеждениям. Поэтому всеобщее воскресение не могло являться идеей для всего мира, и даже для самого христианства она не является идеей фундаментальной. Христос Своим Вознесением выносит на задворки религиозной жизни эту идею, которую всерьёз можно проповедовать только, пожалуй, в рамках иудаизма.

Будет ли Страшный Суд?

Тогда возникает вопрос: «А Страшный Суд будет или нет?» И, исходя из вышесказанного, нужно ответить: «И будет, и нет».

В рамках иудейского дискурса он очень необходим. Потому что, когда воскреснут все «редиски», их надо будет хорошенько наказать, потому что некоторые из них жили богато, насиловали, грабили, предавали и умерли в долголетии. А другие наоборот – были праведными, помогали, но страдали и погибали. Поэтому необходим Страшный Суд, принципиальный и справедливый.

Но в эллинском дискурсе, когда каждый получает по заслугам после собственной смерти, чувствуя пред Богом страшный стыд или страшную радость, тогда, естественно, Страшный Суд не необходим. Он уже, собственно говоря, произошёл. И вообще он не выглядит как суд. Это некоторое соотнесение себя с Богом.

То есть никак нельзя сказать, что мы отвергаем Страшный Суд. Современный дискурс просто не может его принять.

Резюме. Полифоничность исторических дискурсов в христианстве

Итак, Вознесение совершенно необходимо в рамках иудаизма и совершенно не необходимо в рамках эллинства. Воскресение совершенно не необходимо в рамках эллинства и совершенно необходимо в рамках иудаизма. Воскресение Христово опирается на всеобщее воскресение и воспринимается иудеями (первохристианами) как элемент всеобщего воскресения. То, что унизительно для самого Бога, это то, что Ему пришлось воскреснуть «на третий день по Писаниям», для того, чтобы Его не отвергли и продолжали слушать. То есть, если бы Он не воскрес, то Он не попал бы в трафарет знакомого предубеждения. То они ждали Мессию, то – всеобщее воскресение. Первый раз его уважали за то, что думали, что Он Мессия. Потом думали, что это начало всеобщего воскресения. И первый, и второй раз ошибались.
Но именно Христос вёл их тем путём, чтобы на первичных, вторичных и третичных ошибках, вывести из болота суеверий и самообмана.

Было время, когда думали, что Святой Дух это «клондайк спецэффектов». Потом ап. Павел уже пишет в Первом послании к Коринфянам: «Давайте лучше пять слов на нормальном языке, хватит увлекаться этими чудесами на виражах» 15. Христос вёл их к истинной вере, к ощущению общения друг с другом, как с Богом, как с Духом. Теперь общение с Богом есть самоценность, полноценное переживание жизни, а не инструмент или разменная монета в борьбе за земные «плюшки».

Когда христианство пошло по другим народам, по другим континентам, естественно, значение факта Воскресения в практической жизни христиан ослабевает до исчезающе низкого уровня.

В христианстве все дискурсы продолжают существовать параллельно друг другу. Они не идут ступень за ступенью, друг за другом. Они идут вместе. Мы уже давно находимся в ситуации, когда даже серьёзные богословы не замечают перехода с иудейского понимания воскресения на эллинское. И для тех, кто этого не заметил, проблема соединения этих двух дискурсов неразрешима.

Когда-то в своём Живом Журнале я обращал внимание на конфуз с не/тождеством воскресших тел и цитировал «Догматическое богословие» протоиерея Олега Давыденкова, где он в пункте 2.5.4 четвёртой части пишет, что мы воскреснем в тех же самых телах16, как и Христос показывал – с теми же тканями и такими же пальцами. В следующем же пункте (2.5.5) он пишет, что совсем не в тех же самых, в совершенно преображённых телах, которые обладают совершенно другими параметрами 17.

Все эти дискурсы продолжают быть, и мы по-прежнему говорим, что Воскресение Христово для нас суперважно. Но продолжая говорить, мы поясняем это совершенно иначе. Говорим, что оно нам не важно, и говорим, что оно важно. Продолжаем говорить о том, что ап. Павел – это высшее слово, и Новый Завет – это высшее слово в человеческой духовности. В то же время мы можем отличить некоторые фрагменты, которые уже высшим словом никак не назовёшь. То есть такая полифония всех возможных дискурсов, которые накопились в Церкви, приводит к тому, что каждый слышит то, что хочет. И когда ему указывают на внутренние смысловые противоречия, то ему не хватает философского умения подвести общий знаменатель под некоторые смысловые напластования.

Мне кажется, что с помощью категорий «инобытие» и «жизнь», мы соединяем эллинский и иудейский контекст и вполне объясняем необходимость Вознесения Господня. Острую необходимость.

Нам, конечно же, известны ответы из учебников, почему необходимо было Вознесение: Он приготовил место для нас, Он «прославил наше человеческое естество, вознеся его на престол Божий» (прот. Серафим Слободской). Как будто для этого нужно возноситься телом. Для этого надо иметь представление, что где-то наверху действительно находится кресло (как рисуют Свидетели Иеговы), на которое возможно Ему сесть, только переместившись туда в теле. Конечно же, это всё – крайняя агония той парадигмы, которая пыталась осмыслить Вознесение 18.

Связанные лекции

  1. Вопросы-ответы о Воскресении
  2. Смысл Вознесения
  1. …в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься (Быт.3:19).
    …скроешь лице Твое – мятутся, отнимешь дух их – умирают и в персть свою возвращаются (Пс.103,29).
    А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию, и я во плоти моей узрю Бога (Иов.19:25-26).[]
  2. …многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление (Дан.12:2).
    Оживут мертвецы Твои, восстанут мёртвые тела! Воспряните и торжествуйте, поверженные в прахе: ибо роса Твоя – роса растений, и земля извергнет мертвецов… ибо вот, Господь выходит из жилища Своего наказать обитателей земли за их беззаконие, и земля откроет поглощённую ею кровь и уже не скроет убитых своих. (Ис.26:19,21).
    Боящемуся Господа благо будет напоследок, и в день смерти своей он получит благословение. (Сирах.1:13)
    Праведного и нечестивого будет судить Бог; потому что время для всякой вещи и суд над всяким делом там (Еккл.3:17).
    Выслушаем сущность всего: бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом всё для человека; ибо всякое дело Бог приведёт на суд, и всё тайное, хорошо ли оно, или худо (Еккл.12:13-14).
    Смерть и ад отдали мёртвых, которые были в них; и судим был каждый по делам своим (Откр.20:12-15).
    …каждый из нас за себя даст отчёт Богу (Рим.14:12).
    Не дивитесь сему; ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия; и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло – в воскресение осуждения (Ин.5:28-29).[]
  3. «Учение о воскресении из мёртвых предполагает возможность праведникам, когда-либо жившим на свете, воскреснув, получить в будущем мире свою долю воздаяния за справедливость и праведность» (Еврейская энциклопедия).[]
  4. Афинагор Афинский (ок. 133 – ок. 190) – греческий раннехристианский апологет.[]
  5. «Если же есть единство и гармония во всём этом живом существе, если есть согласие между действиями души и отправлениями тела, то должна быть одинакова и последняя цель всего этого. Одна же действительно будет последняя цель, если живое существо, назначенное к известному концу, будет находиться в том же своём составе. Оно будет совершенно тем же живым существом, когда будет иметь те же все части, из которых состоит это живое существо. А части эти тогда только явятся в свойственном им соединении, когда те из них, которые разрушились, опять соединятся в состав живого существа. Образование же состава тех же людей по необходимости ведет к воскресению тел, умерших и разрушившихся; ибо без него те же части не соединились бы между собою по природе и не восставилось бы естество тех же людей. […] Если же решительно во всех делах Божиих и исходящих от Него дарах нет ничего напрасного, то совершенно необходимо, чтобы бессмертной душе соответствовало вечное пребывание и тела, сообразно с его природою». (О воскресении мёртвых, 15). «…непременно должно быть воскресение тел, умерших и совершенно разрушившихся, и вторичное существование тех же людей; ибо естественный закон определяет цель не для человека вообще и не кое-кого из людей, но для тех самых, которые провели эту жизнь, а они не могут опять существовать, как те же люди, если те же самые тела не будут возвращены тем же самым душам. Но чтобы то же самое тело приняло ту же самую душу, это не иначе возможно, как только чрез воскресение. Когда это совершится, тогда достигнется цель, сообразная с природою людей». (О воскресении мёртвых, 25).[]
  6. Св. Иустин Философ († 166) в сочинении «О воскресении плоти» писал так: «Спаситель во всем Евангелии показывает сохранение новой плоти; после сего зачем нам принимать противное вере и гибельное учение и безрассудно обращаться вспять, когда услышим, что душа бессмертна, а тело тленно и неспособно к тому, чтобы снова ожить?… Подлинное новое и неслыханное дело то, что Бог обещает не соблюсти нетленному не тление, но даровать нетление тленному» (О воскресении плоти, § 10). В другом сочинении: «души будут соединены с теми же телами» (I Апология. 8).[]
  7. Cв. Мч. Ипполит Римский († 235 г.) в «Слове против эллинов» писал: «Бог определил, когда Он совершит Воскресение всех, не перевоплощая души, но воскрешая сами тела. … уверуйте, что Бог способен и тело, составленное из тех же самых стихий, оживив, сделать бессмертным. Ибо о Боге нельзя сказать, что одно Он может, а другое — нет… И каждому телу будет дана его собственная душа» (гл. 2).[]
  8. «Вот как Юстиниан сформулировал доктринальную вину Оригена в письме к патриарху Мине, предлагая осудить Оригена: «Если кто говорит или придерживается мнения… что в воскресении тела людей воскреснут в шарообразной форме и не исповедует, что мы воскреснем прямыми (ορθιους), – анафема…. 10-й [анафематизм против Оригена]: Христос по воскресении принял эфирное тело (шарообразное); так же и у нас, по воскресении природа тела уничтожится» (А. В. Карташёв. Вселенские Соборы. Часть 5).
    https://azbyka.ru/otechnik/Anton_Kartashev/vselenskie-sobory/5[]
  9. Свт. Лука (Войно-Ясенецкий) «Дух, душа, тело»: «При жизни наше тело – перстное, душевное, как тело Адама. По воскресении оно станет иным, духовным, подобным телу небесного второго Адама Иисуса Христа, какое Он имел после славного Воскресения Своего… Всё будет совершенно иным, и новая жизнь наша будет протекать в совершенно новых условиях. И в этой жизни мы должны обладать полнотой естества нашего. Должны воспринимать вполне новые ощущения обновлёнными и просветлёнными чувствами. А, следовательно, будет необходима деятельность той части духа нашего, которую мы теперь называем низшей физиологической душой. Будет работать напряжённо мысль наша в познании нового мира, в условиях которого будет строиться и приближаться к Богу освобождённый от власти земной, от греховной плоти дух наш. Ум есть часть духа нашего, и потому должен быть бессмертным и мозг наш. Бессмертное сердце будет средоточием новых, чистых и глубоких чувств».
    Прот. Серафим Слободской «Закон Божий: для семьи и школы»: «В момент всеобщего воскресения тела умерших людей изменятся, по существу своему тела будут те же самые, которые мы теперь имеем, но по качеству будут отличны от нынешних тел – они будут духовны – нетленны и бессмертны. Изменятся тела также и тех людей, которые будут ещё живы во время второго пришествия Спасителя. Ап. Павел говорит: «сеется тело душевное, восстаёт тело духовное… не все мы умрём, но все изменимся, вдруг, во мгновение ока при последней трубе; ибо вострубит, и мёртвые воскреснут нетленными, а мы (оставшиеся в живых) изменимся» (1Кор.15:44,51,52).»[]
  10. Керигма (от греч. κήρυγμα – провозглашение, проповедь) – 1) проповедь (Мф.12:41); 2) евангельская проповедь апостолов (1Кор.15:14).[]
  11. Услышав о воскресении мертвых, одни насмехались, а другие говорили: об этом послушаем тебя в другое время (Деян.17,32).[]
  12. Ср.: В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я (Ин.14:2-3). «посему и Бог не стыдится их, называя Себя их Богом: ибо Он приготовил им город» (Евр.11:16).
    Прот. Серафим Слободской «Закон Божий: для семьи и школы»: «Своим вознесением Господь наш Иисус Христос соединил земное, с небесным и прославил наше человеческое естество, вознеся его на престол Божий; и указал нам, что и наше отечество на небе, в Царствии Божием, которое открыто теперь для всех истинно верующих в Него».[]
  13. И так Господь, после беседования с ними, вознесся на небо и воссел одесную Бога (Мк.16:19). Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас (Рим.8:34). См. также: Еф.1:20-21; Евр.1:3; Евр.8:1; Евр.10:12-1 и др. места.[]
  14. См. например, лекцию-чаёвню «Проблема чтения Евангелий | 02.02.2020». https://www.youtube.com/watch?v=3LUeQxhHOz0[]
  15. Благодарю Бога моего: я более всех вас говорю языками; но в церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на [незнакомом] языке. (1Кор.14,18-19).[]
  16. «воскресение – это не создание новых тел и не изменение душ, а воссоединение души со своим собственным телом… По учению Церкви, воскресение не есть реинкарнация, т. е. облечение души в некое новое тело. После воскресения тела «будут существенно те же, какие были соединены с известными душами в продолжение настоящей жизни» (Макарий (Булгаков), архиеп. Православно-догматическое богословие. Т. II. С. 480). (Прот. Олег Давыденков. Догматическое богословие. — М.: Изд-во ПСТГУ, 2013, с. 598)[]
  17. «Хотя тела воскресения будут тождественны телам живущих по существу, тем не менее они будут отличаться по своим свойствам, поскольку мёртвые воскреснут в преображённых по образу тела воскресшего Христа телах (см. Флп.3:21)…
    Таким образом, можно указать четыре отличительных свойства будущих воскресших тел. Они будут
    а) нетленными, т. е. неподвластными процессам разрушения и смерти (см. Лк.20:35–36; 1Кор.15:53);
    б) славными, т. е. светоносными, подобно телу Самого Спасителя, когда Он преобразился на Фаворе (см. Флп.3:21), согласно Его обетованию: Тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их (Мф.13:43). Преображённые славные тела будут явным для всех образом отражать внутреннее совершенство их обладателей, что не всегда имеет место в настоящей жизни. В отношении грешников это свойство следует понимать как, напротив, лишённость света, бесславные тела грешников будут в полной мере обнаруживать степень духовного падения их обладателей;
    в) сильными, т. е. непричастными изнеможению и немощам настоящей жизни вообще;
    г) духовными, т. е. более тонкими и лёгкими в сравнении с нынешними телами… Они сделаются непричастными по крайней мере некоторым телесным потребностям (см. Мф.22:30; Лк.20:36) и явятся послушными орудиями своих душ, обладая значительно большей свободой в отношении природной необходимости по сравнению с нынешними душевными, грубо-вещественными телами» (Прот. Олег Давыденков. Цит. соч.: с. 598-599).[]
  18. Более подробно загадка Вознесения рассмотрена в статье «Смысл Вознесения»[]
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Оглавление
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x